2. 1 Ночь. Город. Фонтан. Скамейка

Тени на стене проплывают медленно, отражаясь и искажаясь в окне узорчатыми фигурами. Освещённая далёкой луной и такими близкими фонарями, Миото смотрит в потолок, лёжа на кровати. Солнце давно зашло за горизонт, а она даже не вставала с того момента, как оказалась тут, после возвращения с карнавала. В памяти проплывали какие-то воспоминания, но она их тут же отгоняла прочь. Она не хотела думать о Юджи, школе и странных масках.

Медленно встав, девочка подошла к столу, чтобы забрать кофту со стула и вышла из комнаты, не закрывая дверь, на секунду оглянувшись назад. В её взгляде есть что-то таинственное, глубокое, холодное, будто чего-то не хватает. На месте зеркала была пустота, но она не обратила на это внимание, будто там никогда его и не было. Миото спустилась по лестнице вниз, стараясь не шуметь в темноте, ощупывая и хватаясь за неразборчивые тени предметов на стене, которые крались за ней по пятам, но не успевали достигнуть и заполучить в свои лапы. На улице ветер колыхал ветви деревьев, создавая шуршащий шорох осенней листвы, то сливаясь и нагнетая пыль, то затихая, словно замершее время на пороге пересечения миров.

Она продвигалась вперёд по ночному городу в сторону остановки. До полночи оставалась ещё пара часов и ей ужасно хотелось сбежать куда-то. Фонари провожали её, следя как от одного к другому, она перепрыгивала чёрные и неосвещённые островки длинного пути, пересекая желтые песчаные насыпи.

Ночь казалась ей странной, как и весь день, её предвещавший. Что-то здесь было не так. Карнавал должен был закончиться только в полночь, а запоздалые и работающие днём горожане, желающие насладиться городским праздничным салютом, должны были бы только сейчас спешить и поспевать на завершающееся торжество. Но людей на улице не было. Никого. Она двигалась дальше, думая отправиться к фонтану в центр города, где ту самую овальную площадь пересекали вереницы пешеходных дорог со всех сторон света, но не было ни одного автобуса.

Капли воды раздались вдали. Раз, два, три.
Миото испуганно оборачивается, но тишина вновь погружает город в сон.

Дойдя до ближайшего освещённого островка, она садится на скамейку и поднимает взгляд к звёздам, пытаясь что-то вспомнить. Голова болит и кружится в приступе очередной мигрени. Она пытается закрыть глаза, расслабиться, но жмурится, что лишь усиливает боль.

Что она здесь делает? Почему она здесь? Как она тут оказалась? И вдруг в тишине возникает голос. Она резко вздрагивает и замечает рядом вышедшую из темноты фигуру. Человек садится рядом на соседнюю скамейку и начинает с ней говорить.
– Знаешь, в чём разница между чёрным и белым? – Она не понимает, что происходит и страх лёгкой волной накатывает, словно разводы на воде.
– Что вы сказали? – Она всматривается, отклоняясь назад и отодвигаясь подальше от незнакомца.
– Не бойся.
– Куда все подевались с площади, откуда вы здесь? – Испуганно она спрашивает его.
– Меня часто не замечают. – Грустно отвечает незнакомец. – Так знаешь в чём разница? – В голосе чувствуется неясная то ли радость, то ли ухмылка, которую скрывает тень от капюшона.
– Не знаю и не собираюсь продолжать с вами этот разговор.
– Нам можно перейти на ты? – Голос человека приятен на слух, но его сутулость, худощавость, высота роста, отталкивают девочку. Пряча руки в карманах спортивной куртки, скрывая своё лицо, он не двигается и смотрит вниз на свои кроссовки и влажный песок под ними. Миото тоже встаёт и собирается быстро уходить, готовясь бежать в любую секунду.
– Одиночество – странная штука. – Она замирает и не может сдвинуться с места. Почему она не может сделать шаг? Сможет ли она закричать, если он на неё нападёт?  Что происходит?
– Я закричу! – Пытается она совладать со страхом и непониманием ситуации, в которой неожиданно, сама того не ожидая, оказалась. Голос не слушается и она шепчет, не слыша своего голоса.
– Но это же ты меня нашла? Почему пытаешься сбежать? Хочешь я расскажу тебе про чёрное и белое? – Она снова пробует сделать шаг, поднять руку, но мышцы не слушаются. Холод окутывает её и она чувствует, как сжимается от сухости кожа и дрожь пробирает всё тело. – Ты не можешь уйти, извини. – Она боится. Руки колют острые невидимые иглы и голова начинает раскалываться резким стуком изнутри. Это последствия дневного падения: сон, кома? – Чёрное и белое, добро и зло, хоть кто-нибудь когда-нибудь, но думал о том, что добро может быть не белым, а чёрным, а зло не чёрным, а белым?
– Чтобы ты ни сказал, какая разница. Я не боюсь тебя. У меня в кармане нож. – Он усмехается по-доброму и смотрит на неё из-под капюшона и взъерошенной чёлки. Делает шаг ближе. Лучик света теперь освещает издали лишь часть лица незнакомца, где сверкают зрачки его голубых глаз.
– Думала ли об этом когда-нибудь?
– О чём?
– О том, что я сказал?
– Нет! – Крикнула она и между ними образовалась недолгая пауза.
– Понятно, почему ты здесь.
– Что тебе понятно? Кто ты вообще такой?
– Хм, разве не заметила, что мы здесь только вдвоём. Мы здесь одни… – Да, она понимала, что в этом месте происходит что-то вне её понимания и знаний. – Если ты уйдёшь, я снова останусь совсем один. Жаль. Не с того я начал.
– Не стоит здесь гулять.
– Но я не могу уйти и ты тоже.
– У тебя всё с головой хорошо?
– А у тебя? Не стукалась ли случайно недавно? – Она замолчала, а он улыбнулся. – Ну что ж, считай маленькой подсказкой. Хотя, чтобы я не рассказал, ничего не изменится… Сможешь ли поверить в то, что я расскажу? Хотя ладно, без этого пропадёшь, потому ты запомни. – Он сделал ещё один шаг и теперь стоял всего в метре от неё, всё также продолжая держать руки спрятанными в карманах. – Видишь – Луна? Через две минуты она станет полной. Здесь полнолуние каждые день. – Миото смотрит на небо, видит всего полмесяца, не замечая ничего особенного. – Когда последняя секунда стукнет на часах и наступит полночь, тебя накроет белая тьма. Чёрное и белое сменят друг друга. Добро и зло поменяются местами. Пара минут и ты уйдёшь, и не знаю, вернёшься ли обратно, за мной. Где буду я, сам пока не знаю. Не понимаю, как ты попала в этот мир, но запомни всего три правила: не верь никому, забудь воспоминания прошлого. – Время тикает где-то в глубине её сердца. Он резко оказывается в сантиметрах напротив неё, смотрит прямо в глаза, а она внимательно всматривается в его такое знакомое ей лицо. – И третье, забудь меня, потому что я могу оказаться твоим врагом.


Страх поглощает и обезоруживает. Она смотрит в его глаза и думает, что читает его последние слова, что он произносит про себя: “найди меня там, где меня нет”. Или это она произносит в своей голове?

Резко поднимается ветер, она снова чувствует своё тело, силу, которая позволит ей убежать. Пытаясь закутаться, накинуть капюшон, закрыться от поднятого в воздух и высушенного на солнце песочного пыльного тумана, она не видит, куда ступает. Стук часов, отражаясь в её барабанных перепонках где-то вдали усиливается. Она возвращается к скамейке, чтобы уцепиться за неё. И вдруг яркий свет заливает собой всё вокруг. Она загораживает рукой глаза, пытаясь взглянуть на небо. Луна. Всё кажется совсем нереальным. Полная Луна на небосводе, словно яркий фонарь в окне, засвечивает пространство и стирает вокруг время. Незнакомец исчез. Ни следов, ни ответов на множество вопросов. Она одна посреди всего этого кошмара, в месте, где всё смешалось, где капли воды настигают всё громче и громче, где на неё обрушивается белёсый туман в полотне мутного света. И она замерзает, в ужасе думая, что это конец. А в конце, после внезапной бури, всего навсего, её настигает отсутствующая тишина.