1.20 Дома у Юджи. Фото

Яркий свет тонкими лучиками пыли спускается вниз и касается лица, прогревая спящую на диване фигуру. 

– Спасибо, что помогли. – Юджи говорит с кем-то у выхода. – Далекий звук, словно эхо в тёмном тоннеле метро, с резким дребезжанием приближающегося поезда, доносится до спящей.
– Не за что, но вам лучше вызвать доктора. – Юджи кивает и благодарит.
– Мы обязательно так и сделаем, хотя скорее всего – это просто солнечный удар.
– Мы пойдём, берегите себя.
– До свидания, и вы тоже. Будьте аккуратны. – Юджи провожает гостей. Щелчок, захлопнувшейся двери.

Укутанная одеялом, с растрепанными во все стороны волосами, жмурясь и медленно просыпаясь, Миото уклончиво пытается спрятаться от света, но открывая глаза, понимает, что находится в чужой комнате не своего дома. Диван, похож больше на кушетку с закруглёнными на кончиках подлокотника орнаментами. Дерево, покрытое в этих местах когда-то лаком, вытерто до матовости и кажется светлее, чем раньше могло было быть. Она приподнимается и садится, держась за голову. Гудение в ушах и боль в висках не дают ей сфокусироваться. В глазах ещё прыгают мелкие блестящие точки. Дотрагиваясь до лба, пальцы ощущают чуть проявившуюся шишку. – Надо же. – Усмехается она и смотрит в проход прямо перед ней. Никого. Комната, обставленная старыми комодами, захламленная разной диковинной мебелью разных эпох, и множество разнообразных ламп, возможно не работающих и обитающих здесь, дожидаясь своей очереди на починку. 

В проёме появляется одноклассница. Миото потирает глаза, пытаясь избавиться от мерцающих точек. Юджи закрывает дверь, подходит к ней, кладёт руки на плечи и опускает обратно на диван.
– Тебе нельзя вставать, не спеши. – Миото поднимается обратно.
– Почему?
– Ты упала в обморок. – Она пытается воспроизвести последние минуты до произошедшего в памяти, но они лишь отдаются болью в ушах.
– И что?
– Если резко встанешь, это может повториться, что совсем не смешно. – Она качает головой из стороны в сторону, показывая на шишку на лбу. – Миото садится, облокотившись на подушки.
– Ничего страшного не произошло. – Бледное лицо, грязные волосы свисают сосульками по сторонам, словно она быстро и от кого-то бежала. Юджи садится рядом, молча. Какое-то время они вместе смотрят вперёд, словно на картину в музее, спрятанную в подсознании их собственного разума. 
–  Это твой дом? – Она осматривается вокруг. Это место ей что-то напоминает и кажется знакомым.
– Да. Мне помог мужчина. Он принёс тебя сюда, так как было близко, да и узнавать, где ты живёшь, не было времени.
– Оказывается такие люди ещё есть, те, кто помогает? – Юджи серьёзно, но грустно смотрит на Миото. Та сидит, опустив голову на колени.
– Незаметные они, но есть. – Юджи улыбается, делая из ответа шутку.
– Вы, подружки, так похожи. Словно борцы за добро и справедливость.
– Пойду принесу воды. 

Миото остаётся одна. Осматривает комнату снова, чуть более детально, внимательно, замечая ещё больше старых вещей, деревянные балки на потолке, тяжёлые шторы, красивые латунные карнизы и ручки. Простые вещи, которые когда-то кому-то принадлежали. Что это за место? Я была здесь раньше? Окна большими прямоугольниками в квадратную полоску освещают гостиную с двух сторон, словно террасу, где-то в укромном уголке тихого леса.

Она встаёт, голова всё ещё трещит. Держится за виски и начинает ходить по узким тропинками между мебелью. Чтобы не упасть, задерживается у комода у двери и пережидает, пока пульсирующая боль отпустит. На комоде её взгляд касается нескольких фотографий в рамочках. Кто это? Она всматривается в до боли знакомое лицо взрослого и лица маленьких черноволосых детей по обе его стороны. Черные волосы? Миото задумывается. Нет, не то. У Юджи же рыжие волосы? Её отвлекает шорох со стороны. В двери появляется фигура. Входит дедушка Юджи.

В недоумении она смотрит на человека, в доме которого находится.
Всё сошлось и сложилось в понятную картинку. 
Он удивлён не меньше. Миото закрывает глаза, звуки отдаляются и она снова слышит шаги: скрипучие половицы или шарканье по воде?
– Дедушка, лови её! – Миото опять начинает шататься.
– Не падай! – Они подбегают и хватают её под руки, подводят к дивану и укладывают обратно.
– Что с ней? 
– Она упала в обморок на улице. Это моя одноклассница. – Юджи забирает стакан с комода и приносит Миото.
– Новенькая. – Дедушка молчит, изучая девочку. – Юджи смотрит на него вопрошающе.
– Что-то не так?
– Ты знаешь её?
– Не совсем, но думаю, что мы подружимся. – Она улыбается, но дедушкин взгляд её настораживает. Он долго смотрит на неё.
– Юджи, второе зеркало у неё.


Дрожащая рука. Вода в стакане плескается за край. Она смотрит на Миото, спящую у неё на диване, на дедушку, на дверь, уводящую внутрь дома за тёмную штору, где там, в тишине, её брат и зеркало, что зовёт их во тьме.

Зеркальный блеск в чёрной комнате, за занавесом. Звук капли, разбивающейся о гладь воды.


Юджи брызгает на Миото водой и она просыпается. Поднимает её в сидячее положение, кладет полотенце поверх головы, прикладывает ладони к ушам. Миото медленно воспринимая ситуацию и не понимая, что с ней происходит, неожиданно отталкивает Юджи.
– Где я? – Снова осматривается. Вытирает мокрые щёки, по которым стекают холодные капли. Берёт полотенце своими руками, протирает глаза. Юджи ждёт, дедушка стоит со стаканом.
– Простите. – Она отдает полотенце, испуганно.
– А я и не думал, что ты, молодая леди, станешь настолько частым гостем в нашей лавке.
– Я не специально. Так получилось.
– Может быть хочешь пить? – Он протягивает ей стакан.
– Спасибо, но нет. – Миото зла на Юджи, на ситуацию.
– Это мой дедушка, Сиджиро Отто. Я, Юджи Отто. – Она кивает.
–  Я вам очень благодарна, но меня ждут дома. Мне пора идти. – Юджи смотрит на дедушку.
– Я провожу тебя.
– Нет, спасибо, я сама, вы и так для меня много сделали.
– Но ты не дойдёшь в таком состоянии, а вдруг снова упадешь по дороге? Жара ещё не спала.
– Я просто перегрелась, сидя у фонтана. – Миото поднимается, но каждый шаг даётся с трудом. Юджи незаметно берёт её под локоть и ведёт в прихожую.
– Ты справишься?
– Да, не волнуйся. Скоро вернусь.
– До свиданья! – У Миото проскальзывает мысль, что это не последний раз. Дедушка же отмечает про себя, что с этого момента это наверное так и будет… Девочки уходят, он закрывает за ними дверь и произносит шепотом, смотря в маленькое отражение дверного стекла.

Есть ключ, но нет замка,
Началась во тьме игра.

В окне исчезает его фигура.


Темный проход в комнату без окон, где стоит зеркало, внезапно освещает тоненький лучик света, сквозь щель темной накидки…