.LIFE

Наверняка вы не знаете японский сериал – “dele”; “unnatural”, фильмы “double life”, “petal dance” и т.д. Я оставлю вам как-нибудь списки того, что я по памяти записала в любимые и просмотренные, а те, которые ожидают своей очереди и вовсе бесконечны. Но вы же должны были хоть раз слышать о получившем Оскара – Окурибито?

Для тех, кто наткнулся впервые на мой блог и заглавная картинка вас немного смущает, а также, если вы особо религиозны и политически тупы, то вряд ли вам понравится то, что я пишу. Очень жаль, хотя не очень, потому до свидания и мне совершенно не важно: подпишитесь вы на меня или нет. Я же не влогер и денег этим не зарабатываю никак, что может быть и печально. Бестолковая писанина, можно подумать – даже денег не приносит, увы. Но я хотя бы не говно пишу, как некоторые за деньги. 

Как знают те, кто меня читал или читает, (в основном это мой муж, конечно) в большей степени я пишу просто для себя, а иногда по следам наших общих с ним дискуссий, обсуждений и рассуждений, и в целом о том, что вокруг меня и внутри моей головы. 

Как человек, мечтающий быть писателем – я не могу не писать. 

Как человек интровертный – я вряд ли буду рвать попу, чтобы меня кто-то и где-то заметил и сделал звездой. У меня всё равно нет денег заплатить за такой пиар.

Как человек всё-таки желающий оставить после себя что-то хоть чуточку значимое и важное для кого-то в будущем, возможно то, что я ещё даже не придумала, не создала, то я делаю какие-то попытки не загнать себя на свалку.

Но вообще этот пост планировался не обо мне. Хотя как-то очень давно я писала пост о том, что я люблю в стиле алфавита. Возможно повторю, но в новой идее подробнее про то, что я почти что きらい.

Ну и чтобы настроить вас на дальнейшее чтение заранее напишу, чтобы, если вдруг со мной что-либо и когда-нибудь случится, и какой-нибудь очень умный и считающий себя мудрым и благочестивым человек, внезапно не решил за меня, что же для меня будет лучше по факту моего откланивания в другие измерения, то однозначно и находясь сейчас в добром здравии и полном уме (долгих мне лет и блаблабла) заявляю: по факту моей будущей далекой смерти прошу меня кремировать (остальные подробности оставлю в инструкции для мужа). Если вы не знаете, как сложно это сделать в нашей стране, нормально сделать, то на сегодняшний момент последить за сериалом в сми (о каком сериале речь поймёте сами, если своими мозгами не живёте в мире розовых облачков и верите в сказки). Для просвещения же написано вот это.

Итак: в сегодняшнем прекрасном и таком ярком и жизнерадостном посте с зеленой травкой я расскажу о старом парке с гранитными или каменными плитами (Old Church Park, Bulevardi, 00120 Helsinki, Finland); о грустном событии, произошедшем пару месяцев назад; о волкодавах, которые живы; и о моем отношении ко всему происходящему Аду на яву.

«You can be most honest with someone you hardly know.»

Life is beautiful

Прекрасная фотография! Вы так не считаете? Лично я считаю, что она прекрасна и что люди, сидящие среди плит – счастливые люди. Потребовались столетия, чтобы довести этот парк при церкви до такого прекрасного состояния. Мало кто способен воспринимать жизнь и смерть, как одно целое, как продолжение и как прекрасный финал, но главное что-то делать. И люди делали и старались, чтобы теперь (даже мы-туристы) могли бродить среди тропинок, деревьев, зелени, отдыхающих и о чем-то думающих или что-то наблюдающих – людей, и воспринимать прошлое и тех кто был до нас с улыбкой на лице и почтением в душе.

Но что же происходит в нашей с вами стране? Нам, к сожалению, такое не увидеть ни сейчас, ни потом. Да об этом даже писать не желательно, вдруг завтра вам подбросят что-то в карман… Потому я просто опишу наблюдения.

Несколько месяцев назад у меня умер родной дядя. В день похорон я была уже в другом городе у бабушки с дедушкой и, собственно, не участвуя во всех ранних панихидах и стоянии в церкви, приехав рано утром с поезда, ожидала одна дома, когда позовут прощаться и везти гроб на кладбище. Около трёх часов я просидела на диване напротив фото дяди. Пила чай, завтракала, потом читала книгу, прихваченную с собой в поезд на Киндл. Да, я просто жила, как живут живые люди. Друзья дяди организовали всё самостоятельно, так что моим родным ни о чем не нужно было беспокоиться. Вообще весь процесс прошёл как-будто мимо. И вот меня позвали в дом дяди. Мы с сестрой пошли вниз, где у дома уже собрались все родственники и знакомые с деревни. Машина, перевозящая гроб была рядом и нанятые рабочие тоже: водитель, носильщики. Медленно тронувшись вперёд, гроб сняли с табуретки и понесли до магазина. А магазин – это как бы в этой деревеньке центральная часть, напротив дома бабушки и дедушки, куда гроб несли метров 500 примерно. Дядя мой был не легкий мужчина, отчего останавливались с передышками. Я же несла фото впереди, самая первая в этом шествии. Правда потом кто-то сказал, что родные не должны нести фотографии и венки, что ещё раз убедило меня в том, что все наши такие религиозные православные, не особо что-то вообще знают об этой вере, да и о боге в целом… В общем, не особо думая об этой мелочи, мы погрузились в машину с гробом, остальные близкие и друзья на своих машинах тронулись следом за нами. Через 15 минут приехали на место.

Как вам описать деревенское кладбище? Вход к вырытой могиле был с дороги, окаймленной немного деревьями, старыми, высокими и кустарниками. Со стороны дороги, без какого-то особого забора, были проложены тропинки, точнее протоптаны, и лишь в начале можно было встретить какие-то очертания плиточек в земле, по которым получалось ступать. Конец марта. Снег почти сошёл на нет. И в этом смешанном с землей промозглом грунте была вырыта могила. Тропинка ведущая к ней была узкой и скользкой, для нормального человека почти непроходимой. Рабочие мило перекурили перед тем как тащить гроб, с высказанным им замечанием отойти подальше и не выдыхать свой дым ни на живых, ни на мёртвых. Тащить на плечах гроб больше 100 кг по этой колее, меж других могилок, с выстроенными вокруг них ржавыми, заваленными и острыми пиками оград, казалось нереальным. До вырытой ямы они его тащили метров 100, но этот ужас я не забуду никогда. В один момент мне показалось, что похороны закончатся сумасшествием и криками, потому как гроб перевернётся и дядя вывалится из него и проколит себе живот острой пикой оградки. Идти по тропинке, как в игре с препятствия было издевательством над всеми: ноги скользили и увязали в грязи, словно в болоте. Обувь я потом очищала от всего этого, словно навоза, часа два. Смотреть же на это представление было адски больно: не потому, что дядя умер и его уже не вернёшь, а потому что люди вокруг считают, что это нормально, хоронить близких людей таким образом. Когда мы прощались с дядей, то видно было, что на подушке под его головой образовалось кровяное мокрое пятно. От этих переносок его тело сместилось и шея искривилась, наклонившись к плечу. Это было заметно, но сделать было ничего нельзя… Меня разрывало от эмоций и неуважения к умершему, от всех этих плачущих и страдающих, которые находясь в каком-то горестном вакууме, не особо воспринимали всё происходящее серьезно. Далее гроб стали опускать в могилу на веревках. Два гробовщика средних лет, которые после того, как сделали дело, не стесняясь спросили, дадим ли мы им на руку помянуть усопшего. Естественно да, но можно было бы это как-то заранее обговорить, а не в конце проделанной работы. Сервис… И бонусом этого всего: гроб опустили неровно, он оказался приподнятым со стороны головы, потому что снизу осыпалась земля, точнее, простите, грязь. Да, это была не просто земля, а грязь с глиной и водой от снега, а потом на огромном холмике они повтыкивали цветы и пластиковые венки, которые ломали и сгибали так, чтобы воткнуть в эту землю и они не разлетались. Всё это выглядело эпично отвратно.

В остальном же: было организовано для поминок кафе, два прекрасных вкусных стола, еду с которого потом привезли бабушке с дедушкой домой. Мы не оставались долго. Пара речей и троюродная тётя увезла нас, дедушку с сестрой, дочкой дяди, раньше, потому как делать нам было там нечего, у деда болело сердце. Среди дядиных друзей и знакомых поминки продолжились до вечера. Все прошло быстро и даже хорошо, если можно так вообще говорить. На следующий день я уехала, но осадочек остался и только сейчас, словно пинком, смогла написать эту заметку.

Мое отношения к кладбищам – отвратительное. Лучше кремировать и распылять прах в море, реку, в лесу, хранить в прекрасной вазе в семейном склепе, чем быть закопанным и затоптанным в грязь, гнить и разлагаться где-то там в земле. Не для того я жила в этом теле, чтобы с ним, в конце концов, так поступили. Весь этот бред про то, что потом придёт бог и будет суд и все смертные воспрянут…стоп, あゆふぁきんキヂンミ? Простите за мой японский. Что за восстание мертвецов? Что за бред? И что за литры слез!! Мы все умрём. Не стройте из себя святых. Не чувствуйте себя излишне важными, потому что во вселенском масштабе мы все мертвы уже давно.

Не касаясь всех тех разбирательств, которые ведут обычные и нормальные по мозгам люди, и за которые их внезапно сажают за решётки, я лишь хочу донести одну простую мысль: мы живем, чтобы умереть и умереть, желательно, красиво. Красиво – не значит в роскоши, богатстве, цветах и славе, а с честной душой, хорошими делами за спиной, среди любимых, близких людей, с улыбкой на лице, которые проводят вас, простятся с вами и вашим телом со всем уважением и заботой, и будут жить дальше. Именно жить, а не доживать.

Чтобы не заканчивать на грустной ноте, то напишу о приятном. Недавно, точнее пару месяцев назад, а это почти что год с того момента, как я поменяла дислокацию на работе и почти не хожу пешком домой, а значит редко вижу дедушку, прогуливающегося с волкодавом на поводке, я ехала на автобусе и проезжая мимо вольера, относящегося к зданию офисных помещений и хранения строительной спецтехники, заметила отдыхающего молодого пса, того самого, с которым ходит этот дедушка. Проехав мост и повернув к гаражам, я внезапно увидела его прогуливающимся с ещё одним волкодавом. Быть в двух местах одновременно одна собака вряд ли может. Сложив все пазлы вместе, с учётом того, что точные приметы первого пса, кроме как обмотанной ноги, которого я встречала ещё на предыдущей работе, я не помню, то мысли о том, что он не умирал и что их много больше, раз второй щенок уже как взрослый тигр, меня обрадовала. И теперь каждое утро, когда я еду в автобусе, обязательно смотрю, есть ли в вольере пёс или он гуляет со своим сенсеем!