07/09/2018

Я пропадала. Долго, достаточно. Не то, чтобы идей не было никаких, что писать, о чём писать, но писать не хотелось. Истории и наблюдения складывались стопочкой на подоконник сознания, а потом разлетались от лёгкого ветерка, врывающегося сквозь занавески дома моей головы, терялись, исчезали в темноте ночи, сгорали в ярких огнях падающих звёзд.

Всё как обычно, работа-дом-работа, какие-то попытки засесть за учебники и подготовиться к экзамену по японскому языку предпринимаются и даже как-то продвигаются, но не сильно. До 13-го числа нужно купить бланк на экзамен 2-го декабря.

Организм стареет, мозг становится медленным и ленивым. Всё это кажется неправдоподобным, но это так, и если забросить его совсем, то мы будем наблюдать картину среднестатистической особи человеческого вида в свои три десятка лет с нелюбимой работой, детишками-дебилами в своём бессмысленном существовании. Каждый вечер наблюдаю эти лица в метро, автобусе и лифте. Самый лучший способ не сойти с ума в этом мирке, развивать в себе до наивысшей степени – терпение и пофигизм. Именно пофигизм может спасти вас в самый пик ненависти к окружающей действительности, в часы ада в метро, тесноте, в шуме криков, доносящихся с детской площадки под окнами, среди толстых дам, ноющих лялек в колясках, мужчин с пустыми глазами, наступающих на ноги, трущихся о спину школьников своими рюкзаками, самокатами и скейтбордами, пачкающих пальто. Да, именно эти мелочи доводят до белой горячки, внушают иногда не ярко выраженное, а иногда и явно выраженное стрессом – беспокойство, расстройство и все прочие душевные проблемы. Да, скорее всего они у меня есть, как и у каждого из вас, кто это читает. Если вас не раздражают чужие дети, визг, шум стройки за окном, пробки везде, где только можно, отсутствие хоть какого-то комфорта (по сравнению с другими более цивилизованными странами, понятно, что тоже со своими проблемами, но которые хотя бы в минимуме потребностей своих граждан, способными их обеспечить) – то вы либо достигли нирваны, либо вы глухие, слепые и вообще растение.

Наверное потому, что я каждый день испытываю на себе все эти ужасы вполне отличного города в целом, (а он во многом лучше, чем большинство других городов нашей большой и такой разной страны), мне совсем не хочется писать, предполагая очередной негативный пост, как этот самый.

Делаю ли я какие-то интересные вещи сейчас на этом этапе своей жизни?

Есть пара “проектов”, как бы пафосно это ни звучало, но по другому их никак не назовёшь – местами интересные (хотя сама я ничто не создаю, лишь каким-то образом структурирую, слежу за сроками, планирую списки дел, звоню, координирую встречи, оплаты, дальнейшие действия как той, так и другой стороны), а местами никому особо не нужные.

В июле маячил на горизонте небольшой лучик другой работы, и вроде бы как интересной и тоже связанной с Японией, даже в большей степени, но всё заглохло на этапе обсуждений, что четыре года назад, что сейчас, доверять и верить – самое последнее дело при общении с работодателями – японцами. Они сами не знают, что хотят, требования предъявляют завуалированные, всего опасаются, проверяют как-то, что сразу же отпугивает всех нормальных сильных специалистов и тех, кто хоть какую-то бы им пользу мог принести. И в итоге, как обычно бывает, хапают студентов, желательно не очень умных, чтобы секретарями в общей степени на “подай-принеси” работали, а сами трудятся не покладая сил на встречах и деловых обедах, списываемых потом на прочие или представительские расходы. Но что это я всё о грустном, да о прошлом? Период очередного пофигизма на всё и всех каждый раз в какой-то степени помогает.

Недавно В. уезжал на две недели в командировку в Бельгию, захватил Париж, Амстердам проездом, и другие интересные города (Антверпен, Брюге, Берг, Лиеж или Лидж), и теперь по его возвращению мы едим шоколад в поиске дешевых билетов в отпуск в ноябре. Пока не ясно куда, когда, потому что выбор зависит от сумм, а суммы, от удачных поисков, что отнимают силы и время. Но пока писала это, луна загорелась и осветила Эйфелеву башню в ожидании нас, а мы её, с нетерпением.

Самостоятельное планирование – это не горячие туры в Египет или Грецию, это отпуск совершенно другого качества и уровня, намного выше и сложнее пляжного отдыха в прибрежной зоне у отеля, где ни вправо, ни влево, никуда особо не выберешься. Мы не хомячки, потому нам нужно больше экшена, больше испытаний и приключений. Хомячками тоже приятно быть, мы не против, но для нас отпуск – это покорение вершин своих возможностей, а вырастет евро, плевать, уйдём чуть в минус из плана и лимита, пенсионный возраст все равно взлетает вверх, так что мы еще работать будем долго, а значит заработаем, погасим, накопим, потратим и круговорот этот будет бесконечен, так чего же беспокоиться зря?

В этом сентябре у нас в моде работа, зефиры, сок и хлеб. Миксуем всё в одном месте, кроме мусора. Потому как на работе у нас новый проект по раздельному собирательству. Все не противясь согласились. Посмотрим, как втянемся. Меняем свою ментальность с коллегой-профессионалом. Весело вполне.