Художественное образование

Если подумать, то вот уже месяц я как-то издали, но приближена одной ногой, рукой и носом, к японскому искусству. Чувствую ли я какое-то дуновение волшебного ветерка старины, древности, величия Японии? Как-то не особо. Скорее маленький дух погорелого дерева продолжает нас преследовать; в уголках наших помещений, на подоконниках и в воздухе, всё ещё витает весенний аромат строительной побелки и пыли, а за окном периодически проскальзывают чьи-то ноги. Недавно, так вообще, стоило мне повернуть голову влево, в метре, по ту сторону стекла, на меня посматривал рабочий, штукатурящий стену, типа: “а чего, работа – есть работа, не возмущайтесь!”. Центральный район весь погрузился в синие леса и что-то там солнечно рисуют на стенах оранжевой краской. Самое время. Тепло.

Если говорить про искусство, то любой художник когда-то, да у кого-то, что-то, но подсмотрел. Я не исключение, ведь я считаю себя таковым, пусть даже малость, а значит не могу просто физически себя принижать по сравнению с кем-то там, кто жил до меня или кто сейчас живёт в моей параллели. Зачем? При том, что это не моя работа. Хотя, как сказать, во многом, мне мои когда-то давно полученные знания в чём-то сейчас, но помогают. А можно ли вообще считать художественную школу за образование? А почему нет? Четыре года, три раза в неделю по три часа (иногда поменьше, потому, как всегда делала всё быстро),  плюс летний пленэр, всё это, если сложить – не так уж и мало, чтобы считаться базовым художественным образованием. У меня были уроки лепки, графики, живописи, история искусства!
Мой путь в школу начинался прямиком из основной школы. По понедельникам средам и четвергам или пятницам, я быстро-быстро бежала на автобус с подружкой врипрыжку. Дома скидывала вещи, за пятнадцать минут обедала и спешила снова на остановку, уже в другую строну, ожидая приближающегося транспорта. Автобус №8. Он ехал медленно, замедляясь перед переездом у Ракеты. Так называлась моя остановка, на которой, перейдя дорогу, я вновь устремляла взгляд влево за поворот, из-за больших кустов и деревьев которого нельзя было понять, как скоро прибудет трамвай. Иногда его и вовсе не было и кто-то сообщал всем ждущим, что авария или электричества нет, или ещё какой облом и тогда я шла до школы пешком, примерно километр, вдоль рельс по дороге, мимо странных домов, какого-то завода и выходила в итоге на площади у Сатурна. Да-да. Каждый раз это было космическим приключением! Но в том районе действительно так назывались остановки, что поделать. А трамваи были моими звёздными попутчиками, подбирали меня иногда, часто задерживались и в холод, и в дождь, возвращаясь уже после восьми или девяти часов вечера домой, в темноте, я каждый раз радовалась горящим и искрящимся глазам моего спутника, приближающегося ко мне из глубины космического тумана.

С тех пор я никого не помню, кто учился со мной в группе. Проблески лиц, какие-то черты, словно мазки гуаши на ватмане, те люди, что были там со мной, растворились в воде акварелью. Лишь один человек, по которому иногда скучаю, и которого хочется найти, узнать, где, как и что же с ней стало. Валя. Я не помню фамилию, не знаю, уехала ли она из нашего города, закончил ли школу её младший брат, как поживают родители, здоров ли пёс? Всего один год она проучилась с нами, самый первый. Мы сидели рядом, болтали, учились в одной основной школе, она была старше. А однажды она даже приезжала ко мне на старую квартиру, из которой я переехала с семьёй в декабре 2006. Было ли это в 2004 или в 2005 – я не помню. Я помогала ей штриховать работу в архитектурный, в который она поступила намного раньше меня. Болтали на кухне, пили чай, вечерело и за ней приехал её папа, мой же проводил, а я наблюдала с балкона, что она успешно села в машину. Последний раз, когда я мы так общались. После того, как я закончила сама школу и у меня как раз появился интернет, я случайно отыскала её в ВК, но сколько лет, сколько зим: ни контакта, ни памяти, и я в другом городе. Иногда накатывает.

Интересно, на сколько тесен наш мир? 

А вдруг она когда-нибудь это прочитает? Напиши мне! Я встречу тебя и угощу кофе!
Жаль, что многих мы теряем на развилках наших дорог.