07/03/2018

There was a tiny dance of melody in the air, herSeashell was tamped in her ear again and she waslistening to far people in far places, her eyes wide andstaring at the fathoms of blackness above her in theceiling.

Ray Bradbury 

Чуть слышная мелодия звенела в воздухе – в ушах у нее опять были “Ракушки”, и опять она слушала далекие голоса из далеких стран. Ее широко открытые глаза смотрели в потолок, в толщу нависшей над нею тьмы.
Рэй  Брэ́дбери

Удивительная вещь, совсем как не в книге. Только моих ушных раковин касаются звуки музыки, мысленные процессы в голове начинают крутить серные шестерёнки и винтики, передавать сигналы по тоненьким нейронным сетям, и что-то даже получается сложить в приятное чтиво. Совсем иначе.
 
Музыка и любой звук вообще действуют не только как факторы физические, то есть как колебания определённой частоты, но и содержат своеобразный психоэмоциональный ассоциативный ряд. Это не просто определенное сочетание звуков, гармоний и ритмов. Ее звучание в душе каждого, ее восприятие – значительно более сложный процесс с участием психо-эмоциональных, эстетических, культурных, социальных и других факторов. Искусство для людей является средством для уравновешивания со средой в критических точках их поведения. Это уравновешивание упорядочивает работу организма, дает нужную разрядку чувству. 
Я заметила это, выложив наушники из сумки две недели назад, в начале самых сильных морозов, потому как перебежки между работой, метро, домом, казались местом боевых действий, где цель – не замёрзнуть и влезть в вагон. И пока эта война до спокойствия и тишины творила громкими взрывами день, в голове пустовало, словно выключили свет, закрыли дверь на замок; уйдя из дома, мысли покинули меня и забыли. Но все эти будничные приключения сейчас уже неинтересны. Минус два, грязные лужицы из каши снега, девушки с мини-букетиками тюльпанов, подаренных рабочим коллективом на работе, солнце ещё долго не садится после пяти, Гребенщиков попал в больницу, наш город меняется… Что дальше?
 
1
Отправила свои две работы на конкурс – Литературная премия “Лицей”Шанс, что я выиграю равен почти нулю, что не мешает мне верить в победу и представлять себе, как я, получая награду, произношу определённо необычную речь, а потом думаю, на что и как использовать призовые деньги. На квартиру или на обучение в Японии? Мой ответ – использовать на то или для того, что принесёт ещё больше денег. Я прагматична, хотя многим так не кажется.
 
У каждого мгновенья свой резон
Свои колокола, своя отметина.
Мгновенья раздают кому позор,
Кому бесславие, а кому бессмертие.
Из крохотных мгновений соткан дождь.
Течет с небес вода обыкновенная.
И ты порой почти полжизни ждешь,
Когда оно придет, твое мгновение…
Знаете, язык сейчас меняется. Если говорят: “у меня трэш на работе” или ещё более яркими и красочными словами выражают свои эмоции, это показалось бы странным и тем, кто был в прошлом и тем, кто будет в будущем. Это так “мило”. Даже это слово уже давно не несёт своего исконного значения, мне так кажется. Но у меня на работе действительно – “трээээш”. В самом прямом смысле этого слова. Коробки с налетом пепельного порошочка, уже приевшийся запашок гари, который мы почти выветрили, отголосок ноябрьского складского пожара, папки из бухгалтерии, как бы летающие по полками, словно в прияничном домике ведьмы, а чтобы пройти в узкий проход в туалет, нужно прыгать через препятствия. И это в самом сердце города, не на каком-нибудь там “холодном складе”. Слова имеют значения. Для кого-то в переносном значении, а для кого-то и нет. Если мы продержимся до лета, то, может быть, на нас внезапно свалится ремонт и станет лучше. А может быть, это они продержутся, у меня же будет что-то другое. Посмотрим…
Это были тяжёлые две недели. И писать вовсе не было настроения. Вечер не время для пустых разговоров. Отдыхать нужно больше. Чем и собираемся заняться в ближайшие четыре дня.