#12

Апартаменты Маэрса располагались в правом секторе второго корпуса верхних веранд купольного замка в скале. Просторные комнаты, переходящие одна из одной в другую, с протяжёнными по всей продольности её со стороны восхода ближайших солнц – балконными окнами в пять метров высотой. Он смотрел за горизонт. Вдали спускался ещё один лифт. Нежданные ли гости или кто-то ещё пожаловал на ужин? Капитан посмотрел на запястье и нажал кнопку на каменном тонком браслете, опоясывающем его без видимых следов стыковки.
– Друг мой, ты меня слышишь? – На другом конце что-то металличесское ударилось глухо о твёрдую поверхность. – К нам гости?
– Так точно капитан. Специальный гость, но не по моему велению, так сказать. Я не мог отказать.
– И кто же это?
– Меня попросили не рассказывать тебе. Но ожидаем в назначенное время. Ужин через три местных часа. А пока займусь столом, уж прости. За это время ты успеешь кое с чем ознакомиться. – Связь отключилась. В дверь постучали три раза, здесь эта цифра имела значение, после чего сквозь маленький проём в ней показались руки в серебряных зеркальных перчатках, держащие такой же, отражающий окружающее, поднос. Маерс подошёл и взял тёмный сверток с него, после чего посыльный исчез и не слышно пространство вернуло себе свою прежнюю осязаемую плоскость.
Капитан развернул бумагу, прошёл на прежнее своё место, удобно устроился на мягком воздушном диване, цвета озарённого полуденными светилами песка, и открыл книгу в чёрной обложке. Из неё выпало и мягко приземлилось золотое перо. Он поднял его с устланного на полу ковра и повертел перед собой, стараясь видеть блики и переливы сквозь тоненькие просветы пуховых бородок. 

– Интересно. – Первая страница была исчерчена разными рисунками, буквами, предложениями, схожими по структуре с общепринятыми логическими языками вселенной. Что-то казалось знакомым, что-то он даже мог прочитать, но смысл оставался за завесой тайны. Он пролистал весь дневник Анти сначала и до конца. Закат отражался на дальних скалах впереди, но матовые стёкла удерживали сейчас прилив тепла снаружи, медленным туманом опускающимся на планету. Местные погодные особенности снижения-повышения температур при смене позиций. – Да уж, планетка не из лучших. Даже снежная и холдная Артида мне больше по душе. – Произнёс он вслух, зная, что Саерс его услышит. – Это занятно. – Он прошёл пару залов влево, где расслабленные своим спокойным и умиротворяющим дизайном комнаты сменились на серую пустую, с пола до потолка заставленную канигами на полках комнату, посередине которой располагался только один квадратный стол. На нём лежало несколько бумаг. – Хм, те самые документы. Действительно, ждали. Он дотронулся до первого листа и рука плавно погрузилась внутрь, словно в серый пруд, за пределы видимости. Он на минуту закрыл глаза, после чего повторил тоже самое с двумя другими ровно лежащими на столе листами, которые уже казались лишь очерченной границей какого-то входа куда-то или во что-то. – Это тоже занятно. Но продолжим чуть позже. Пора бы уже и поесть.

Перед ним тут же открылся проход и он вошёл в него или вышел, как правильнее было бы сказать, из комнаты, попав на стометровую винтовую лестницу, посреди огромного зала. Она спускалась словно канат с купола вниз. Бело-серые тона цилиндрической геометрии пространства, мраморные ступени. Он медленно шаг за шагом ступал по ступеням вниз, осматриваясь и слушая мелодию, поднимающуюся по воздуху вверх. На его лице появилась улыбка, когда первые понятные мотивы коснулись его слуха. Он знал эту мелодию, струнные аккорды бесконености, сплетающиеся воедино в один протяжный стон вселенной. 
Один стол, три кресла из камня с мягкими подушками, туман в виде защитных стен. Бокалы, необычной формы и яства, прозрачные, как пудинги или желе.
– Я ожидал увидеть что-то получше, полковник. Даже и не знаю, кто у вас повар, какой-нибудь дилетант с Маркелли?
– Ещё не пробовали, а уже такие выводы. – Доносился голос сзади. Маэрс обернулся, сняв шляпу и ожидая своих собеседников.
– Что ж, я уже понял, что это не главная наша закуска.
К нему навстречу двигались две фигуры. Первым показался Саерс. Улыбнувшись и поклонившись капитану, встал напротив него, при этом между ними образовался проход для того, кто шёл последним. Они оба поклонились, словно два брата-близнеца, пажа-прислужника с лёгкой ухмылкой на лице, и распрямились, когда стройная и высокая фигура их гостя поравнялась с ними.
– Рад видеть вас, ваше Высочество. Не ожидал.
– Не удивительно. – Прозвучало в ответ.

Перед ними предстал во всём своём величии – ИКАР. Вот только наверное им двоим было известно, что это не он, а она. Оба протянули руки и проводили к столу. Длинный подол платья струился словно ручей по камням. Она сняла с себя белоснежную лебединую накидку, сотканную из тысяч перьев и бросила рядом со своим креслом, и села посередине между мужинами. Светло-серые рукава простого однотонного платья обтягивали её тонкие руки, потянувшиеся за бокалом.
– Я не пробуду тут долго. Я не буду проверять твою работу Маерс. И твою тоже, Саерс.  – Она рассмеялась добрым смехом.  – И как же так вышло, что у вас такие похожие имена? Каждый раз веселюсь, наблюдая за вами.
– Действительно. – Маерс тоже взялся за бокал. – А  раньше я не задумывался об этом.
– Я тоже. – Они переглянулись.
– Просто в ваших языках эти имена пишутся по разному, а в моём отличаются лишь одной буквой.
– Простите меня.
– За что? За то, что вы не знаете мой язык? А зачем, елси я могу говорить на всех языках вселенной. В этом же нет смысла.
– Верно. Но означает ли это, что вы прибыли сюда лично за ним?
– Да, так и есть. Вы потому и полковник, что не часто тормозите и выдаёте умные идеи слёту. – В туманной стене опять появились руки с подносом. – Она забрала то, за ем пришла и положила на колени.
– А вот и он.
– Вы сможете его прочесть? Но зачем тогда вы просили нас его перевести? – Она поправила прядь длинных волос спавших ей на лицо, когда потянулась за тарелкой. Белоснежная чистота и кристальный блеск полых прозрачных, искрящихся изнутри, нитей, сверкнул в её руке. У неё была такая же белоснежная кожа, словно пропускающий сквозь себя лучистых тёплый свет, фарфор. А в чёрных дырах – глазах пропадали звёзды.
– Да, мне бы хотелось прочесть его лично. Саерс – вы заведующий библиотекой, вам положену изучать полученные экземпляры. Я вас ни о чём не просила. А вы, Маерс, для вас это всего лишь ещё один пазл, чтобы сложить картинку и предоставить Анти какой-то козырь и выйграть начатую когда-то вами эту глупую игру… Правда, я забыла, за что вы там соревнуетесь?
– Ваше Величество…
– Что? Вам не нужно объяснений? Но я здесь за этим. Всё-таки она – моя сестра.
Они оба смотрели на ИКАР и молчали, не притрагиваясь к еде, думая о чём-то своём и в то же время, по их телам бегали мурашки, словно маленький полк, потерявший военначальника и не знающий, куда себя деть. Королева допила свой прозраный ликер и в тишине разразился грозным стуком, брынчанием, звук касающегося о стол донышка бокала.
– Да, мы всегда знали о ней. Если вы хотите спросить об этом. Цель же у нас другая – найти медальон. Кстати, Маерс, взяла на себя наглость и уж простите, но временно ваша команда поработает с моей. Никаких завоеваний и потерь, но не ждать же ей тебя вечность в этих гробах.
– О чём вы?
– Анти уже начала игру, а вы тут решили на неделю остаться. Поэтому я поспешила, чтобы тоже вступить в неё. У вас всего пара часов, чтобы закончить то, что собирались сделать, подписать все бумаги, передать мне, пока я погуляю по вашим садам. Саерс, вы говорили у вас прекрасные цветы в кабинете и даже бабочки. Мне любопытно.
– Но что потом?
– А потом вас ждёт удивительное путешествие.
– Куда? – Она рассмеялась так, что в зрачках, где-то глубоко внутри появилось пару сверхновых, сверкнув и исчезнув за горизонт событий.
– Конечно всё туда же. Было бы прекрасно, если бы всё заканчивалось там, где и начиналось. Но… Что ж, я сделаю вам подарок, да, считайте, что это награда свыше.
– Но ваше Величество.
– Вот только без страха, ладно. Вы возможно в первый и последний раз увидите Луну на небе.
– Луну?
– Да, ту самую, первую и последнюю. Будущее не меняется, если появиться в прошлом тем, кто ему не принадлежит – это будет всего лишь будущее в петле времени. Эта физика не работает так, как раньше считали великие умы. Но они были очень умны. Такое придумать – не каждому писателю получится. Сейчас и почитать то нечего, что жаль. – Двое переглянулись в очередной раз. На бледных лица явно веселилось беспокойство. Они не знали, чего ожидать дальше. – Анти вряд ли хочет изменить будущее, всего лишь найти медальон. Но она лишь догадывается о его силе, а я эту силу могу применять. Потому…об этом вам я после расскажу.
– Но может нам стоит это знать заранее? – Саерс не удержался.
– Правильно лишь то, чего мы не знаем. Вам луше пока не знать. Давайте играть в честную игру. Я не применяю силу на слабых. Иначе зачем бы вы мне все были нужны. Жить так, как живёте вы все – это весело. Потому вы видите меня и слышите сейчас, тогда, когда я могу просто быть и вы могли бы или вам бы стоило в меня просто верить? – Они расстроенно согласились, кивнув и изобразив покорный поклон.
– Мне пора. Шепард как-то сказал, что будь я в прошлом – стала бы статуей на скале. Не знаю, к чему он это сказал, но ваши поклоны напомнили мне об этом. Он говори, что кланяются лишь приспешники или поспешники, запуталась в шипящих и приставках, иногда и у меня бывают проблески человености, то есть забывчивость, эмоции. Эмпатия, так сказать, и в меня впускает свои грозные кони-сети. Так вот, не нужно этого. Я всего лишь скучающий Бог, как он меня называет, но которого никто не зовёт в гости.  – Она закрыла глаза на секунду. –  Шепард меня ждёт. Мы посмотрим за вами издалека. Хотя прежде я полюбуюсь цветами и бабочками.

Она поднялась с кресла, посмотрела одновременно каждому из собеседников в глаза, так, что каждый думал, что смотрят именно на него, и в этом круговороте её глаз, они потерялись. Туман растаял мерцающими пылинками. Она исчезла, но это было не исчезновение. Это был всего лишь шаг за грань видимого, понятного и осязаемого. Она просто ступила назад и оказалась позади, спереди, сверху и снизу, во всём сразу. Там, где был её друг. Там, где измерения пересекались и там, где был её дом.