#11

-Ты меня слышишь? Где ты? – Рейн застыл, боясь сдвинуться с места. Дрожь мелкими колющими волосками, пронеслась по всему телу под одеждой. Свет ровной стеной перекрывал, словно завеса, тоннель впереди. По бокам и сзади сгущались серыми тонами, безвкусным воздухом, которым тяжело было дышать, прозрачные шторы пустоты. – Что это?
– Пластика предмета.
– Анти? – Кэлли шла вдали от всех, выставив перед собой руку, защищая себя от невидимых препятствий.
– Идите, не бойтесь. Здесь вам никто не причинит вреда. 
– Куда мы попали? Это пещера?
– Считайте это сном.
– Я сплю? – Рейн подал голос. Откуда-то сверху раздался лёгкий смешок старца. 
– Во всех направлениях и в каждый данный момент, вы двигаетесь в бесконечность в необъятном пространстве гравитационого поля.
– Это эксперимент. – Вмешался Нойз, испугав напарников, дотронувшись до их плеч. – Будем держаться вместе.
– Ты не доверяешь сам себе, Нойз, потому не стоит брать первенство в этой игре.
– Для тебя это игра, Кэлли?
– Для меня это знания. Анти наблюдает и чувствует нас? Покажите то, зачем привели нас сюда. Объясните. Мы существуем?
– Существуете ли в сознании этого мира, или в сознании друг друга, а может в сознании высшего измерения?
– Вы можете замедлить течение времени или ускорить? Тот учёный, это правда, что он застрял там!? – Анти ухмыльнулась за невидимой завесой, радуясь за своих подопечных. – Поему вы согласились на сделку?
– Мы застряли? – Удивился Рейн и ещё больше запаниковал. – Где, между чем?
– Правильный вопрос – зачем? – Нойз сложил руки не груди и нахмурился.
– Когда-то существовали мыслители, которым не дано было постичь наш мир. Но они постигали, придумывали его, ошибались, и продолжали рисовать в своих головах. – Откуда-то издали, словно взмахом крыла, прлетел с ветром и появился лист старой, поеденной временем бумаги. Трое окружили его. Висящий в воздухе перед их глазами и вращающийся по внутренней оси, словно по орбите, секунда за секундой, он по крупицам светлел и молодел, а на поверхности с зарастающими дырками стали проявляться слова. – Одна из реликвий, обнаруженных мной, точнее, сохранённых мной в прошлом, – произнесла Анна. Твои родители, Рейн, помогли мне тогда с её спасением из рук юпитерских банд. Артур писал на нем когда-то: о четверояком корне закона достаточного основания, о вселенной, которую не знал, возможно, смотря на небесный свод, испещрённый звёздами. “Только во времени представление сосуществования невозможно; в другой своей половине оно обусловлено представлением пространства, так как только во времени все есть одно после другого, в пространстве же — одно подле другого: таким образом, это представление возникает только из соединения времени и пространства”.
– Что это значит? Какие-то древние теории о физике?
– Я не могу знать наверняка.
– Мы не можем его спросить?
– Красивые и бесполезные слова.
– Ты бы хотел поспать в 19 век? – Рейн сдвинул брови.
– Невоможно. Сказки. Мы все спим под воздействием газа и нас соеднили какими-нибудь проводами, да? – Он стал трогать свои голову и шею. – Как это делается? Новые технологии? Может волны, опять? Я не понимаю. – Рейн посмотрел ещё раз на лист и он исчез также внезапно, как и появился.
– «On doit mettre de côté le temps unique, seuls comptent les temps multiples, ceux de l’expérience».
– Это же мёртвый язык с Земли. – Я изучала его в школе. – Нойз удивился, посмотрев на Кэлли.
– Сможешь перевести?
– Нет. Он внодит в число самых сложных, хотя и считается одним из наших родоначальных наречий.
– Отбросьте идею единственного времени. Представьте множество времён. Попробуйте почувствовать. Вы здесь за этим.
– Но с какой целью?
Тишина вдруг мелкими пылинками закрутилась вокруг троицы вереницей кольц Сатурна.
Анти вышла из тоннеля за завесой и предстала перед ними в белом длинном платье со шлейфом. Капюшон покрывал её голову, спускаясь на лоб. Волосы горели огненными красками золотой лавы, были распущены, и казались длиннее обычного. Лицо светилось внутренним светом. Глаза сверкали словно звёзды на небе. Она показала им себя настоящую, ошарашив, напугав, предвосхитив.
– Мы измеряли время секундами, минутами, часами, годами, жизнью, теперь же, принимаем эликсиры, путешествуем по волнам гравитации и мечемся между прошлым и настоящим. Вчера на земле взорвался ещё один вулкан, но вчера для нас -спустя пару лет. Мы здесь отмериваем короткие интервалы, ничтожные интервалы. Не существует уникального однородного времени, но множество восприятий, искажения, отражающие то, как мы, наши тела, мозг, адаптируются к этим множественным временам. 
– Она говорила про эксперимент на своём умершем наречии. Я слышала это слово. 
– Мне это совсем не нравится. 
– Готов ли ты искать реликвии, если боишься всего лишь маленького эксперимента? Готов ли ты жить в космосе, боясь бесконечности и темноты? Дождь пугает, дарует, убивает. Почему тебе дали это имя? Почему мне дали моё? Готовы ли вы защитить друг друга, помогать друг другу? Спасти? Эмпатия – сложное чувство, свойство, присущее не каждому, признак эмоциональной зрелости. Вы здесь, чтобы обучаться тому, чему никто и никогда вас не научит. На это нужно время. Другое время. Дети растут и вырабатывают эмпатию, понимают, как ориентироваться в мире. Они взрослеют благодаря знаниям, как искажать наше время, подстраиваясь под других. Мы появляемся в одиночестве, но жизнь наша – пересечения, переплетения струн, симфония, синхронизация – часы. Временная инъекция. Это мой подарок вам. Сегодня вы родитесь вновь, чтобы познать какого это быть рождённым в настоящем мире, без иллюзий и обмана, биологических капсул, клонированных субстанций и саркофагов сна. Я покажу вам мир из которого я пришла. У нас не так много времени, как вам может показаться. Это не игра, Нойз, Кэлли. Это ваше первое задание. Отыщите медальон и доставьте на борт в целости и сохранности.
– Медальон?
– Какой медальон?
– Тот, который пытается найти Сайрус. Мой медальон. Тот, что поможет учёному вернуться.
– Но где его искать?
– А вот в этом, мне придется доверится вам, потому как я не могу вернуться назад. Найдёте меня и поймёте. 
– Зачем нам вас искать, вы перед нами?
– Там, где вы меня встретите, защитите меня. Я знаю, что у вас получится. Ничего не бойтесь. Верьте мне. Вы мне очень нужны сейчас в моем прошлом. Помогите нам там. Мне, Морису и Лил. – Она подошла ближе. – Пока вас не будет, мы встретимся с Икаром.
– Но почему? Почему вы нас не берете с собой.
– Ваше задание важнее. Если вы не справитесь, не будет нашего сейчас. Поторопитесь. Карл, готов?
– Конечно, сударыня, как и в нашу с вами первую встречу. 
– Но…
– Вы отправляйтесь. В прошлое. 
Сначала звук струны и бесконечный стон,
Квартетом разразился электрон.
Он прозвенел по клеткам наших нот,
Создав мелодии немыслимый аккорд.
– Карл, начинай погружение. Стадия – два.