Заметки В. в ночи #8 Подарок

Почему так происходит, что у многих взрослых людей часто первая реакция на что-то случается в резкой форме, хотя и в мыслях нет никакого негатива. Насколько же мы впитываем каждую мелочь в детские годы, что на протяжении почти всей жизни эти мелочи не уходят и значительно влияют на всю нашу жизнь и будущие поколения.

Мне часто привозили из разных стран подарки, если говорить о совсем раннем детстве и про времена, когда все было “хорошо” для окружающих, но не переступив порог дома. Иногда это были съедобные какие-то штуки. Отец прятал в шкаф и потом внезапно доставал мне на радость. Помню, что в наших краях тогда не было ореховой пасты, да и сейчас ее нет нормальной в магазинах, а ведь лет 20 с лишним прошло с того воспоминания, когда мне ее подарили. Обрадовался тогда очень. Тонкими слоями намазывал, растягивал удовольствие, желая сберечь надолго, словно какую-то ценность.

В тот же вечер отец взял банку пасты, одну единственную, маленькую, и намазал толстенным слоем на хлеб, глядя на меня, крайне удивленного происходящему, и уточнил, а можно ли ему взять немного. Переборов своё непонимание, удивление и обиду, я ответил, что немного можно, но стоило бы спросить сначала. Ведь это был подарок, подаренный именно мне. Это было что-то особенное, а не просто из пакета с продуктами. Я показал на свой маленький кусочек хлеба с тонко намазанный слоем: “вот так”. Реакция родителя последовала незамедлительно: подзатыльник, мат, ругань и возмущение, что родному отцу какой-то пасты жалко!

Расстроенный и испуганный, в слезах, я отвечал, что мне таких подарков больше не нужно и что с таким поведением не согласен, что буду жаловаться. Помню, что именно так говорил. Но кому и зачем?  А жаловаться было некому. Не в милицию же идти девятилетнему ребёнку? Других родственников нормальных не было никогда.

Чтобы как-то справиться с этим состояние, я традиционно уходил в комнату, скрываясь в анализе логотипов и брэндов в рекламе по телевизору, которая так здорово уводила в другую реальность. А телевизор, компьютер и прочее у меня были свои лет с шести, как и своя комната. На тот период времени семья была обеспеченной и даже зажиточной, если можно было бы так выразиться. Одно воспоминание об аквариуме во всю стену на пару сотен литров кажется нереальным. Но за стенкой и закрытой дверью, не прекращались скандалы на пустом месте, погромы, крики и всякое подобное. И примеров таких много. И ведь они все похожи чем-то таким по реакции. Мне невольно показывали пример, что желаемый норматив – это не сесть в спокойной обстановке и проговорить, а обязательно уходить в истерику по малейшему поводу, вгоняя кого-то в слезы и ненависть ко всему миру. По любой ерунде. Подумайте только: для ребенка, 6-10 лет, даже один год – это маленькая жизнь, больше, чем для нас сейчас, намного больше.

Я всегда осознавал, что подобное поведение не то, что не норма, а опасное отклонение. Даже это само по себе приводило к избеганию, по возможности, общения с любыми людьми и дикой панике при общении с незнакомыми на публике. Эту часть я понял гораздо позднее . Нежелание таким же образом вести себя с кем бы ни было, приводило на тот момент к стратегии молчать и бояться общения. А еще, я возненавидел подарки. Любые. И дни рождения, смысл которых всегда состоял в пьянках окружающих “близких”. У всех немногочисленных знакомых ровесников и тех, кто был чуть постарше – было всё тоже самое: пьянки взрослых. Детей довольно быстро изолировали от заседающих за столом, пьющих и говорящих о том, в чем никто из них не разбирался, затем поющих бессмысленные надрывные песни. У кого нет таких воспоминаний? Меня категорически не устраивало подобное поведение вокруг, при том, что изолироваться я никуда не собирался обычно.

Паттерны поведения закреплялись именно тогда. Родные явно были негативно настроены на примере с каким-то там “подарком” в своем полном непонимании, и что мне подаренное – это мое и только я решаю, что с этим делать. А то, что это было ценностью, чем-то особенным для меня, вряд ли кем-то осознавалось.

О чём думают взрослые? Глупые и грубые, неопытные и апатичные, истеричные, погрязшие в своих житейских проблемах, рабочих неразберихах, бытовухе, развале страны в девяностых, с маленькими детьми на руках. Зачем это всё? 

Опять же, подобное происходит в той или другой форме, регулярно и со всеми. Не подарок, так еще что-нибудь. Пыль стер недостаточно хорошо, например. Что там еще у детей бывает? Не доел ужин и сразу “враг народа”, достоин порицания. Вернулась девочка домой чуть позже и бабушки на лавочке уже пускают сплетни. Вот такие вот штуки примерно каждый день, способны разрушить психику любого ребенка. Что в итоге? Учиться адекватному поведению приходится самому и без примеров. Это, как ходить учиться, без поддержки, что требует очень большого упорства и, прямо скажем, продолжается теми, кто подобное пережил, до сих пор. 

Мы часто сразу говорим не то, что на самом деле имеем в виду, хотя изначально даже близко нет негатива и даже эмоциональности в ответ на что-то незначительное, как расположение какой-то ерунды в комнате или на столе. Мы все еще учимся, игнорируя привитые нам в детстве неправильным воспитанием манеры поведения, полностью, уже хотя бы потому, что не допускаем даже намека на подобное поведение со своей стороны к близкому человеку. И очень переживаем, если такое все же происходит в очередной раз и скелеты из шкафа показываются наружу. Со временем это уменьшается только приложением огромных усилий, привычке.

Осознание того, что подобное поведение взрослых, которое мы запоминаем в детстве, не то, что не норма, а опасное отклонение человека, когда он так себя позволяет вести, в данном случае, на примере отца, помогает нам выстраивать для себя правильный путь, искать выходы и отвечать на вопросы, которые сами же в голове и выстраиваются цепочками. Только если действительно это сам осознаешь. В ином случае: родители из своих детей делают себе подобных. Кем стали дети, выросшие в те времена, с такими вот глубоко укоренившимися в них страхами, как они растят своих детей? Используют ли примеры и шаблоны своих родителей? Это ужасно, если всё по спирали повторяется вновь и вновь.  
Сейчас, уже в настоящем, вспоминая прошлое, мне хочется всегда побыстрее объяснить суть “мелочи” и постараться больше не думать о ней. Это изначально связано с необходимостью продумывать каждую ерунду, чтобы не получить наказания за случайную ошибку. 


Посыл же мой в том, чтобы люди думали о том, что они делают, как они это делают, над каждым своим шагом: почему так лучше, а так лучше не стоит делать. Заработает же эта схема лишь тогда, к сожалению, когда каждый из нас проанализирует своё прошлое, настоящее, избавится от наследия негативного в собственном поведении и будет стремиться жить счастливо каждую секунду своей жизни.