Мир сходит с ума

Месяцы, недели, дни, в моей голове крутились мысли, которые я не могла собрать воедино. Разве можно писать о чём-то очень важном, не думая о каждом слове, которое будет написано и кем-то прочитано? Мои заметки откладывались на потом, а потом и вовсе исчезали в корзинах прошлых дат. Я не могла подобрать слова, даже представить, что смогу произнести хоть одну фразу, написанную мной. Мне казалось, за этим последует буря. Словно тихий океан вдруг поглотит шторм и ненастье. Но сколько бы не длился штиль, откуда-то притянет тучи, в облаках заискрятся молнии и по капле, на гладкую поверхность небесного зеркала, обрушатся ливнем миллионы холодных слёз. Всегда найдётся кто-нибудь, кто бросит первый камень. А дальше скалы начнут крушиться и мир разрушит сам себя.
Всего пара слов в нужный момент, пара мелодий, пара кадров, кто-то говорящий в микрофон, кто-то, кто только наблюдает, и ничего не может с этим сделать, и слушатель, коим сейчас выступаю я, и писатель, коим я когда-нибудь хотела бы стать, пишет свой черновик в блокноте зелёного слона, иконкой, которая станет также, как всё, что было до нас, растворившимся в небытие – пеплом.
Общество – обречено. Оно теряет личность, превращается из мыслящего в пластичный мешок с набором желаний-инстинктов. И что же приходит на смену? Развитие? Эпоха возрождения, наверное самое прекрасное, что у нас было, а потом, разросшиеся стволы дерева стали сохнуть, листики на них опадать, и от могучего, когда-то приносящего плоды, существа, остался лишь засохший ствол.
Мы не знаем, что жизнь приготовит нам завтра, возможно,
прекрасный дворец превратится в развалины.
Мы идём от окраины к центру,
чтобы вдохнуть красоты и уйти на другие окраины.
Мир сходит с ума, как и люди в нем тоже.
Бредут по дорогам не зная пути. 
Внутри у них пусто, несут свою ношу,
Чтоб как-то куда-то в конце добрести.
Ни веры, надежды и даже любви.
Давно позабылось, что значит – не правда.
Товаром же служит прекрасная плоть.
Желание быть – вот и все, что возможно,
Не жить, а нажиться, кусок отколоть…
И люди как пешки, ходы под контролем.
А сверху внимает двуглавый орёл.
Он видит вокруг всё, а может быть больше,
От всех дверей знает он главный пароль.
Чтоб как-то себя защитить от ненастья,
Поверх головы надеваю колпак,
И словно бы в этом ночном одеянье,
Мне кажется кто-то там подал мне знак.
 
Так, что же вокруг меня? Годы, столетья?
Законы, религия, горы костей.
И на черепах люди строят укрытья,
Но им не спастись от оскала зверей.
Нас словно детей заставляют бояться,
Работать на хлеб, молотком на вино.
И в горьком похмелье во снах заблудиться,
Чтоб выход был только в наивном кино.
Работа и деньги, за спинами стрельбы.
По рекам вниз лодки, бегущих во тьму.
Но здесь им не рады, а дом их уж пепел,
И некуда скрыться меж этих границ.
И небо с землёю кровавой аллеей,
Промозглой дорожкой им выстлала путь.
Извечные споры, одни ль мы на свете?
Ответ очевиден, что Бога в нас –  нет.
Но кто-то тихонько, читает завет…

Мысли и чувства после альбома и просмотра 2-х эпизодов о Греции на BBC.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *