Отражения

Она всегда сидела у окна в этом кафе, где-то в центре, спрятанном в прилежащих к главной дороге улочках, как водопровод в доме от квартиры до квартиры, перемещающий сейчас не воду, а людей в обеденный час. В её стакане с колой плавают тающие кубики льда. Покрутив тонкой трубочкой коричневый напиток, разогнав пузырьки по краям, услышав приятный звон о стеклянные стенки, она улыбается и продолжает наблюдение за прохожими за окном. Полуденное солнце удлиняет тени идущих, заставляет щуриться, прятаться от жарящего воздуха под навесами, раскидистыми деревьями, или в маленьких забегаловках с кондиционерами. Белые воротнички. Они поглощают свой маленький, приготовленный на скорую руку дома, обед, сидя где-нибудь подальше, лишь бы не в лабиринтах душных офисов. Она следит за проплывающими силуэтами людей, отражающихся в стеклах машин, витринах магазинов и думает о существовании за пределами этого бесполезного мирка её реальности. Десятки пропущенных звонков на телефоне, непрочитанные письма, иконками мигают на экране, появляясь и тут же исчезая. Девушка думает, кем она когда-то хотела стать. Когда-то ведь я рисовала картины, – говорит она сама себе. Пытается вспомнить, но не помнит. Значит ничего не вышло, – продолжает она, а после допивает леденящую жидкость до дна и отодвигает бокал на противоположную сторону стола. Стекло отражает свет, и как сквозь призму, преломляет его в радугу, проекцией, на рядом расположившейся салфетке. Удивительно. Впервые такой эксперимент получается на её глазах случайно. Она расссматривает нежные переливы красок и вновь думает о прошлом: кем же я когда-то хотела стать? Но память стёрта, словно летним дождём: сильным, никак не заканчивающимся, скатывающимся по асфальту вниз, который забирает пылинки, словно время воспоминания, унося глубоко под землю. Что она здесь делает? Зачем? Мне хотелось много успеть, много сделать, – размышляет она. Успела ли? И опять на лице появляется странная улыбка. Никто и не вспомнит, даже если я сама не помню, верно? Глупо размышлять о том, что было или что могло бы быть. На старинных часах, вдруг откуда-то оказавшихся заброшенными в это современное кафе, в дальнем углу за кассой, стрелки неподвижно замирают на без пятнадцати два, не подразумевая отсчёт нового часа. Бьют маленькие куранты. За окном кто-то очень спешит по мостовой, держа в одной руке деревянный чемоданчик с красками, а другой придерживая шляпу, сдуваемую от скорой пробежки. Девушка следит за движением её ровесницы, всё ближе приближающейся к автобусной остановке напротив. Машины проезжают одна за другой, светофор загорается невидимым зелёным и девушка спешит прямо в кафе, но только она делает шаг, как краски оказываются разбросанными по проезжей части. Крики, гудение, люди, столпившиеся вокруг. Девушка смотрит на происходящее. Зачем же было так спешить? Негодуя, она спешит выйти из кафе, набирает телефон скорой и пробирается вперёд в центр происшествия. Люди толкаются, словно толпа зевак, собравшихся посмотреть уличное представление. Длинные гудки и никакого ответа. Девушка настигает ровесницу, снимает с себя куртку, скручивает и подкладывает под голову, щупает пульс, слабо отдающийся в венах. Отодвигает с лица волосы, дотрагивается ладонью до лба, и смотрит на своё отражение… Я была здесь, давно, – вспоминает она. Пододвигает чемоданчик, рассматривает краски, видит нацарапанное имя на деревянной крышке. Поднимается с колен, в последний раз осматривая лежащую фигуру на асфальте и уходит. В её руке тюбик цинковых белил, позади прошлое, а в переди неизвестность. Теперь она знает, кем когда-то хотела стать. Но это совершенно другой, существующий за пределами её реальности мир, из которого она когда-то хотела сбежать.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *