#2

Компания молодых людей, не замечая вокруг себя никого и ничего, сидела где-то у окна орбитальной забегаловки, в южном корпусе летающей станции, проплывающей сейчас над атлантическим океаном. Из огромного иллюминатора, растянувшегося по всему периметру кафе-бара, словно в линзе от очков можно было понаблюдать за белоснежными круговоротами облаков вниз, образующих шторм, собирающийся атаковать кромку восточного берега мексиканского залива. Неудивительно и повседневно, такая погода давно вошла в норму, как и вечный дождь в северных столицах европейских штатов: Лонде и Хельсе.
– Никто не давал согласие на возобновление нашей группы. Разве ты не знаешь? Они просто в очередной раз не предоставили ей выбора. – Келли, с зачёсанными назад в густой высокий пучок тёмно-синими волосами, изучала недельную газету Сан-Систем, свободной рукой выискивая на столе тубу с зелёным прохладным спирсом. Её сосед по правое плечо, скрестив руки на груди, о чём-то напряжённо думал, периодически открывая закрытые глаза, со вставленными в них черными пластинками военных зрачков.
– Если бы ей не предложили что-то равнозначное взамен, она бы не согласилась, разве нет? – Морис, успокаивая мелодичным басом, пытаясь расслабиться, продолжил свой дрём.
– Говорили ей: не суйся не в своё дело! Так нет же. Вечно: то одно, то другое. – С недовольством кидая, а после подбирая столовые приборы, мальчишка лет шестнадцати, с яростью заглатывал в себя мясной обед вегетерианского типа.
– Рейн, не раздражайся пуще прежнего. Кушай лучше. – Келли подвинула ему его тарелку.
– Вам уже пришли письма счастья? – Его соседка напротив, по левое плечо от Келли, точила свои вставленные в надручники ногти импортным девайсом, завезённым с Плутона.
– Я не проверяю почту уже год. Откуда мне знать! – Рейн не унимался.
– Я тоже. После последней операции, я вообще забросил это дело. Решил было, дело прошлого. Не интересно.  – Морис продолжать слушал с закрытыми глазами.
– И вот что теперь?
– Лил, может успокоишь его?
– А что я-то? Он уже большой мальчик. Верно, Морис?
– Вот только папу не вплетай. – Лил, хмынула и продолжила обтачивать серебряные коготки.
– На прошлой неделе она направила мне письмо, чтобы я вас здесь собрала.
– Вот скажи мне, как ты меня нашла? Что я сделал не так, чтобы снова попасть в очередную передрягу? – Где-то на диванчике у окна лежал ещё один их товарищ, осматривая потолок, на котором то и дело мелькали какие-то ролики и трейлеры.
– Я не искала.
– Хочешь сказать, она сама нас всех нашла? – Лил удивилась.
– Она передала мне ваши метки. Думаю, что сделано это было специально, до официального начала расследования. Группа должна будет выдвинуться через пару дней.
– В принципе, можно даже не улетать отсюда обратно. Я так и знал. Очередные поиски непонятно чего. Да ещё и под вышестоящим надзором. – Нойз поднялся и уставился своими почти прозрачными, нежно-зелёными глазами на Келли, а белые волосы торчали словно перья птицы, делая его профиль всё больше похожим на орлиный.
– Это мы и так уже поняли. – Лил закончила и незаметно подмигнула Морису, на что он недовольно буркнул.
– Я думаю, здесь есть кое-что ещё.
– Что? Мы не будем искать потерянные книги, старые радиоприёмники, тарелки каких-то там династий или фильмы, утраченные пару-тройку веков назад, чтобы угодить какому-нибудь киноману-шизофренику с огромным состоянием? Сыскное бюро широкого профиля, сколько можно?
– Ты ни чуть не изменился после космодрома, Рейн. Как и прежде будешь доставать нас своим нытьём по любому поводу. Келли, выкладывай, что знаешь. – Морис неохотно подвинулся к столу и открыл яблочный джус.
Интра-сеть давно не в своей тарелке, пока запад и восток пытаются прийти к мирному соглашению по добыче горючих редко-земельных ископаемых. Производства встали и бунты продолжают набирать силу. Общественность всполошилась и призывает государства урегулировать этот вопрос как можно быстрее. Военные не исполняют приказы и сложили оружие по обе стороны баррикад. Те, кто мог, улетели на ближайшие станции или просто взяли отпуска, что, кстати, невозможно запретить ни одному гражданину ни той, ни другой страны, учитывая поправки десятилетней давности в межгалактическом трудовом кодексе служащих. В принципе, это открытая забастовка. Это очевидно. Да и партия продолжается. Ещё не решено, кто будет проигравшим, и как это применить с пользой для всех. Они словно чего-то ждут. Какого-то знака или может ищут козырь, который бы дал им фору и возможность претендовать на победу. Если учесть все эти внешние факторы, то вряд ли бы нас просили искать сейчас что-то бессмысленное. Думаю, мы будем искать этот самый козырь.
– И что у тебя на примете?
– Это не что, а кто.
– В смысле? – Нойз усмехнулся.
– Мы будем искать человека.
– И как же он может стать козырем? – Рейн поперхнулся листом салата.
– За последние пару сотен лет мы достаточно продвинулись в биотехнологиях, физике и химии. Благодаря тому, что была образована целая система, которая полностью курирует все проекты Космологии и стала развиваться отдельным путём, без вмешивания в неё политических игр, мы с вами можем спокойненько летать на орбиту и проводить приятные выходные с видом на крутящийся шарик, под старым название Земля, как в соседний город. Разве не чудесно? Стоит приложить руку коммерсантам, как всё тут же расцветает! Но Икар, что и ожидалось, хочет свободы перемещений. Представьте, что случится, если кто-то захочет путешествовать немного иным способом?
– Я не понимаю о чём ты. Конкретно можешь сказать?
– Хотеть большего – это нормально. Но… В общем, мы будет искать её соседа.
– Какого ещё соседа? Она вроде в горе живёт, нет?
– Соседа по камере, Рейн. Который семь лет назад сбежал. Её сокамерник. Вы что, не помните?
– Этот шизофреник?! О нет! Ну зачем! Зачем нас снова втянули в это! – Рйен опрокинул голову на стол и замер, что-то бубня себе под нос.
– Зачем он им? Сканеры не обнаружили его на Земле. Я лично этим занимался. Более того, покинуть он её не мог, а трупа мы его не нашли. – Морис скрестил руки на груди.
– Правильно. Потому что он не сбегал. Я думаю…
– Куда он мог сбежать? Ох уж и семейка мне досталась. – Рейн продолжать выказывать недовольство происходящим, пока Морис не завернул ему хороший подзатыльник. Лил лишь пожала плечами, улыбаясь сыну в ответ, передавая по скрытому чату: “а что ты хотел, получай по делам?”.
– Чёрные дыры нам ещё не по силам. Это-то хоть не под сомнением? – Нойз присоединился к окружающим, подвигая тарелку супа.
– Нет. И да. Я думаю он сейчас в 4-м измерении. – Морис и Лил переглянулись. Рейн поник, производя мыслительные процессы в голове, а Нойз засмеялся во весь голос.
– Ты веришь в эти сказки?
– Я знаю, что это он с ней сделал. Если она его найдёт, они передадут ей Луну. Это очевидно. Ни что другое для неё не ценно.
– Что передадут? – Рейн не понимал.
Луна -предшествующий спутник планеты. Был уничтожен тысячу лет назад. Историю не читал совсем?
– Зачем же ей несуществующая Луна?
– Не сама Луна, конечно. Записи Луны.
– Думаю, в них под грифом секретно вся информация: как она пропала. Тайна исчезновения.
– И что же нужно правительству?
– Компас времени? – Морис посмотрел на каждого участника. Тишина поглотила их на пару минут. Лил нарушила молчание.
– Его разработки давно заброшены. А ИКМБ (Исследовательский Комитет Межгалактического Братства) давно пришёл к выводу, что это опасно.
– Это не опасно. Все это знают. – Морис продолжил. – Просто финансирование таких проектов в период определения главенствующего правительства, слишком затратно. Выборы происходят не так часто. Раз в сто лет мы выбирает тех, кто будет обустраивать жизнь вокруг до самой нашей смерти. Временные зоны, межпланетарный транспорт – согласование на пару лет, сами понимаете… С существующей сейчас продолжительностью жизни, отложить проект на пару лет или десятилетий ничего не стоит.
– Зачем же тогда он понадобился Икару?
– Этого я не знаю. Возможно, что знает Сэм. Но встреча с ним нам ещё только предстоит…
Разговор нарушил подлетевший к столику официант, в виде стальной выпуклой тарелки с двумя сверкающими глазами-фонариками. Просканировав своих клиентов, бегущей строкой на нем появилась надпись о каждом заказе и будущей платёжной операции. Подтверждая списание, каждый дотронулся да плоского робота, чтобы он списал с их счетов деньги за обед. После чего тот удалился к соседнему столику за ширмой, продолжая получасовой обход, а компания молодых ребят, продолжила обед и поглощение питательных блюд. Вечером они уже возвращались на Марс.