#1

Пятничный вечер был таким же, как и все предыдущие. Казалось, каждый день недели, словно день сурка, решил повторяться в этом спиралевидном цикле смены сезонов года, времени суток, смешения дня и ночи, света и тьмы. Изучая вдали высокую гору, молодая женщина пыталась быстрее скрыться от городской суеты и пробок, где машины не переставая сигналили друг другу, оглушая окрестности назойливым шумом. Ветер, сопровождающий всю эту какофонию, раз за разом начинал петь свои песни всё сильнее и сильнее, решив не останавливаться до самого конца мучительной недели. Желая побыстрее перескочить северную границу и достичь одного очень особенного места, где другие силы природы слушали, забавляясь его свистящей песенке, он свирепыми порывами, надрывался, словно медная огромная труба, в которую залилась вода. А его соратник дождь, вдруг заскочивший на этот парад с западного моря, вступил в сопровождение ярому солисту во втором акте. И уже вместе они продолжили совместное пение на своих неказистых и непонятных нам языках. Холодные капли дождя на улицах заставляли деревья склоняться и танцевать под инородную музыку. А ветер и дождь, полные энергии, показывали свою мощь воображения. Хотя для людей всё в очередной раз казалось лишь бунтующей детской шалостью подростков.

Женщина знала их игры с детства. С ног до головы, укутанная тёплой и водонепроницаемой одеждой, она поднималась в гору, где на склоне был высечен её высокотехнологичный дом-крепость, заказанный по спецпроекту, словно отшельник, запрятанный в глубинке, на окраине.

Погода навевала на неё тоску. Слушая пронзительный свист, проникающий даже в её наглухо закрытые окна, она раздражалась всё сильнее и сильнее. Выжатая, как лимон, после трудовых будней, ища свои наушники, она наткнулась на книгу, завалившуюся за диван в холле. Перелистав странички, закинула её обратно, откуда только что достала, словно там ей было и место. Маленький огонёк зажегся где-то в темноте кухни. Хлопнул холодильник, открылась бутылка пива, с явным звуком выплеснув струйку нежного пара. Открывалка брякнулась об стол.

– Я не ждала вас сегодня. – Незваный гость ничего не ответил. Медленно глотая жидкость, оставаясь всё там же в темноте, в зоне, куда не доходил свет одинокой лампы у окна, где сейчас сидела, укутанная в плед его знакомая. Струящимся водопадом, дождь скатывался по наклонному стеклу вниз и исчезал в темноте обрыва.
– Я понимаю. – Грубый низкий голос медленно отвечал.
– Мы не были с ним ни друзьями, ни любовниками. И вы знаете это.  – Она задумалась. Сигаретный дым доплыл до неё резким неприятным шлейфом. – Словно два разных полюса одной планеты. Если бы нас можно было бы оценить, то мы бы однозначно попали в разные ценовые группы маркетинговых матриц, словно бренды, где он был бы известным домом моды, а я обычной маркой какого-нибудь массмаркета. – Она отмахнула от себя ручеёк едкого табачного яда. Потянулась к маленькому столу у ног, дотронулась до пульта и где-то на окне открылась панель, запустив в комнату прохладный лёгкий освежающий ветерок. – Так что же теперь?
– Нам нужна ваша помощь. – Человек потушил сигарету в раковине и направился к хозяйке. Его очки бликом сверкнули, попав в освещенную зону. Костюм свободного стиля, светло-зелёного, фисташкового цвета, кремовая рубашка, ботинки из кожи крокодила, одного тона с душками очков. Как старомодно. Женщина улыбнулась и указала ладонью на кресло напротив.
– Так что же вы хотите заполучить? Вам известно, что я больше этим не занимаюсь? Живу подальше от суеты и правил. Благо, мне позволяют средства. – Дождь за окном не успокаивался.
– Нам нужна его история.
– Какая история? Некролог или книжку написать? А может быть сценарий к фильму?  – Женщина усмехнулась, повернувшись к окну и продолжив наблюдать за расплывающимся огоньком воздушного маяка вдали. – Не ошиблись ли вы адресом?

Мужчина, совсем молодой, выдержал паузу. Сняв очки и достав из нагрудного кармана платок, он принялся тщательно протирать острые прямоугольные линзы. Прядь густых волос, зачесанных назад, блеклого русого цвета, упала ему на лоб. Проведя рукой по голове, укладывая их назад, он вернулся к разговору.

– Последнее его исследование. Слышали? – Женщина молчала. Не дрогнув ни одним мускулом тела, чтобы как-то дать собеседнику понять, знает она или нет. Но он знал ответ и без подсказок. – Мы не можем с уверенностью сказать, где именно он сейчас находится, и как прошёл эксперимент, но недавно нами был получен сигнал. Остаётся вероятность, а также есть предпосылки к тому,… – Он вернул очки в светло-розовой оправе на переносицу. – что он всё ещё жив. Вы должны ему помочь вернуться.

Женщина слушала, вслушиваясь в иные звуки, раздающиеся из тёмных уголков её квартиры. За ними наблюдали, незаметно, блуждая тенями от одних стен к другим.
– Какова ваша цена? – Мужчина кашлянул, приложив ладонь ко рту, и почти шёпотом, ответил.
– Луна. – Женщина повернулась, впервые заинтересовавшись собеседником и громко рассмеявшись.
– Луна? Не слишком ли, за какого-то странного учёного, отправившегося в неизвестность и пропавшего там?
– Как я вам уже сказал, мы смеем полагать, что это не так.
– Я слышала, но с чего бы я должна вам верить? Ваши охранники нарушают всю мою идиллию, не позволяя наслаждаться так давно не захаживающим в наши края дождём. У меня всё ещё есть выбор? Или, как в прошлый раз, вы просто меня оглушите и доставите на базу?
– Мне приказано не допустить этого.
– Что и следовало ожидать.  – Она пожала плечами, поднялась и отложила плед в сторону. Направившись на кухню, щёлкнула пальцами дважды, чтобы во всём огромном холле совмещенного коридора, зала и кухни зажегся свет.
– Выходите из тени. Мне нужно поесть. Дорога будет долгой.
– Можно считать это согласием? – Мужчина от удивления привстал и громко сглотнул.
– А как вы думаете? Часто ли предлагают за поиски целую планету? – И он направился за ней следом, поднимая бутылку сливочного фруктового спирса со стола.