6.2 Ключ

Звонок колокольчика в лавке древностей на углу перекрестка узких дорог раскачивается и звонко гремит от резкого хлопка двери. Порыв свежего воздуха от вбегающей в холл Юджи поднимает с пола пыль мелкими серыми клочками. Она заскакивает за прилавок, копается в папках, рыщет на маленьком столике в бумагах, на полках стеллажа, но тщетно. Следом за ней забегает компания друзей, она кивает им и поднимает ладонь, останавливая от резких движений и молча просит подождать и отдышаться. Не найдя то, что искала, она скрывается за занавеской и поднимается по лестнице вверх в комнату брата.

Дедушка, сидя спиной к двери и смотря в окно у зеркала, не повернулся, слыша, что кто-то вошел в комнату. Юджи медленно подходит к нему, протягивает свою ладонь и показывает запястье с черной меткой.
– Ты должен её увидеть. – Он грустно сморит на ровные круги в кружке чая у него в руке.
– Юджи? – Нахмурившись, строго и серьезно, он поворачивается к ней. – Это не сон. Ты же знаешь, что это не сказка, и не важно, верим мы или нет, оно уже случилось со всеми нами.
– То, что зеркала не были уничтожены и позволили вам всем потеряться в них сейчас дает мне шанс найти то, что я искала. Все они… – Она усмехается. – Они тоже там? Они нас не бросали?
– Что ты хочешь?

– Я не хочу больше скрываться за маской. – Дедушка смотрит на внучку, как на далекого чужака. Она чувствует эту отстранённость и предательство самого близкого и верного, как ей казалось, человека. – Мы все похожи. Точнее – это вы все похожи. Я застряла здесь из-за вашего безответственного отношения к жизни и хочу, как и вы, чтобы это поскорее закончилось.
– Почему ты это говоришь? – Он внимательно смотрит на внучку и в какой-то момент их глаза соприкасаются и в гладкой поверхности её зрачков он замечает, как что-то проскальзывает, словно отражение изнутри, как пролетающая птица над озером, что закрывает своими крыльями свет солнца и отбрасывает тень на поверхность. – Когда это случилось? – Она не отвечает, поворачивается к зеркалу, поднимает ладонь и касается его гладкой поверхности, словно приветствуя своё отражение. 

Сиджиро наблюдает за ней. Минуты тянутся медленно, так, что невольно в голове начинает отражаться бой секундной стрелки его ручных часов. Посмотрев в зеркало на отражение внучки, ему вдруг кажется, что на долю секунды он видит, как оно улыбается ему уголками губ в ответ, тем временем, пока Юджи смотрит на дедушку и говорит:
– В этот раз мы победим. Потому что другого такого раза больше не будет. Я теперь не одна. – Она кивает сама себе в призрачную пустоту, вновь подходит к дедушке и протягивает ладонь. – Ты знаешь, зачем я пришла. Отдай это мне. – Он долго думает, молча замерев, но поднимается и выходит из комнаты, направляясь вниз. Она подходит к кровати брата, поправляет одеяло, касается его руки, наклоняется и что-то шепчет на ухо, после убирает его отросшую челку с глаз и направляется вниз.

В ожидании Юджи одноклассники разбрелись по углам и в свете пары желтых старых ламп их тени танцевали на стенах, бликами скользили по стеклянным поверхностям антикварных предметов, и отражались на витражах пыльных стекол за занавесками вышитых дырявыми узорами бархатных штор. Они не заметили, как дедушка и Юджи спустились вниз. Четверо гостей незаметно вздрогнув от появившихся хозяев у прилавка, поклонились, тихо собравшись в центре, надеясь, что Юджи подаст им какой-то знак, как себя вести или что делать. Но она, оставшись в стороне, также как и все, наблюдала за главным владельцем чужих реликвий.

Сиджиро зажег ещё несколько ламп, свисающих с потолка, одним щелчком нажав переключатель на длинном проводе у входа. Потолок мигом осветили разных форм фонарики и люстры, где-то горящие, где-то мигающие. Отсутствующие плафоны местами создавали какофонию яркости и цвета. После этого, направившись в другой конец от прилавка, обойдя непонимающих и засмотревшихся на предметы ребят, он подошел к каждому из окон и задернул их плотными гардинами, так, чтобы свет оставался только внутри, но не снаружи. Табличка на двери гласила “закрыто”, но он защелкнул дверцу на второй ручной замок, точно закрыв вход для зевак и случайных прохожих.

В этот момент запястья ребят вдруг засветились яркими точками. Они подняли руки в центр и, вопрошая, попытались дотронуться до тонкого лучика колючего света. Ниточки задвигались и стали извиваться, словно струйки крови, попавшей в воду, а чуть погодя – переплелись в единый поток, устремившийся к одному из ящиков старого комода, стоящего в центре большой стены. Юджи подошла ближе и впятером они образовали полукруг, окружив неизвестный им и скрытый внутри предмет.

– То, что вы ищете, внутри того ящика. – Дедушка, сделав свой последний ход, посмотрел на них и тихо направился обратно внутрь дома. Обернувшись у лестницы назад, он встретился с Юджи глазами, но ничего не сказал. Всё было решено за него и его роль в этом спектакле, подходила к финалу, которого он, наконец, дождался.
– Юджи, что теперь? – Кэрон дотронулась до плеча подруги. Она кивнула и протянув ладонь к маленькой латунной рукоятке ящика, открыла его. Большой обруч для связки ключей светился и блестел в темноте железного дерева. На нём был лишь один ключ. Ключ от тех дверей, которые им предстояло теперь найти. Крепко сжав золотой обруч в руке, Юджи образовала круг из своих друзей.

– Возьмитесь все за кольцо. – Каждый протянул руку и дотронулся пальцами до связки. Юджи взяла в ладонь ключ. Лучи из нарисованного треугольника стали светить сильнее и ярче. Быстро прыгая по полкам внезапно появившимися человечками фейерверков, они выпрыгнули из воображаемой и ограниченной кольцом арены и устремились внутрь дома. Ребята расцепили кольцо и сорвавшись с места, пустив Юджи вперед, последовали за ними. Светящиеся лунным светом человечки повели её не наверх, в комнату к брату, где стояло зеркало, а в подвал. Стены освещались огоньками ведущих, отпрыгивающими от них и друзья уверенно спешили по деревянной и узкой лестнице вниз сквозь темноту. Дверь была открыта. Их ожидал погреб-склад с деревянными стеллажами, на которых стояли коробки от предметов и упакованные картины, вазы и другие старинные вещицы мебели, обмотанные пупырчатой и покрывшейся от времени пыльной пленкой. Трубы вентиляции почерневшие и обросшие паутиной проходили по периметру и прятались в стенах. Они шли вперед мимо одного прохода за другим, долго и по очень длинному тоннелю. Повернув направо, оказавшись в конце концов у другой большой и железной двери, они вышли по ступенькам вверх и попали во внутренний двор, окруженный невысокими стенами без окон. Танцующие световые человечки пропали и теперь компанию друзей лишь направлял один ведомый луч от связки ключей, которую держала Юджи. Тонкой полоской свет струился вниз по земле и указывал им путь вперед.

На улице давно стемнело и должно быть лишь где-то на главных улицах горели фонари. На небе ярко горела луна и несколько звезд основных созвездий.
– Мы вышли во двор?
– У этого дома никогда не было двора. – Юджи посмотрела на одноклассников. Взяв за руку Кэр и Сару, она посмотрела на них так, чтобы сдержать их страх. – Сэм, Рик, возьмитесь за руки парами. Мы направляемся в музей.
– Ты знаешь, куда ведет эта дорога?
– Нет, но другого пути нет. – Они кивнули, встали по правую и левую сторону от Юджи, держа подруг за руки и положив по руке на каждое её плечо, странным треугольником медленно двинулись в темноту отдаляясь от лавки древностей и всё больше погружаясь за зеркальную поверхность их реальности.


Маски вели их и ждали.
А вдали, на другой стороне, запястья Иджи и Миото ярко горели в темноте своих спален, вычерчивая на потолке треугольник с тянущейся к зеркалу нитью тонкого света.