6.1 Юджи

Юджи идёт по переулкам старого, выложенного камнем городка, где совсем недавно между зданиями свисали вниз разноцветные флажки и зонтики, на окнах красовались маски и цветы, а клумбы на внешних подоконниках были украшены золотыми и алыми лентами. Её длинные чёрные прямые волосы тяжело опускаются на плечи и лишь спереди, короткими прядями по сторонам лица у челки, развеваются и прилипают к губам. Достигнув школьного забора, она ещё какое-то время смотрит на ворота и отходит в тень развесистого клена, наблюдая из-за ствола дерева на уходящих домой школьников. Колокол четырех часов оповещает об окончании занятий. Она смотрит на небо, готовящееся к дождю, видит издалека, как пара её подруг пересекает улицу, скрываясь в ближайшем кафе, и направляется за ними следом. Не выкрикивая их имена, она желает пусть и на короткое время, но остаться незаметной. 

В вечернее время, когда солнце близится к раннему закату, школьники собираются в этом месте, разбредаясь по группкам и кучкуясь вокруг маленьких столов: что-то обсуждая, к чему-то готовясь, обмениваясь конспектами и переживают вновь дневные передряги и неразберихи школьной программы жизни. Почти все в этой неформальной обстановке меняются ролями и становятся своими двойниками, пока стена, отделяющая их каждый день от реального мира, не снимет с них чужую маску. Кто-то весело шутит, кто-то читает, кто-то кого-то ждёт, уткнувшись в телефон и заглушив мир наушниками и громкой музыкой. Она вспоминает, как и сама веселилась недавно с подругами. Но сейчас, зайдя в кафе, её лицо не светится счастьем. Она сняла маску и стала сама собой. Её не сразу замечают одноклассники: черные джинсы и кожаная куртка поверх белой водолазки, ярко контрастируют с другим цветом волос и прической незнакомки. Замерев на месте и пытаясь вспомнить, где они видели эту новую девочку, до её друзей не сразу доходит осознание того, кто сейчас перед ними.

– Юджи? – Рик не сводит глаз с одноклассницы. Кэр и Сара приподнимаются за последним столом в углу у окна. Она направляется к ним, не обращая внимание ни на кого, кто был ей не интересен и нужен в данный момент. Голубые глаза Юджи сверкают и блестят в падающем свете, только что включившихся ламп, на тонких проводах свисающих с зеркального потолка. Она поднимает взгляд вверх и видит своё отражение, смотрящее на неё с той стороны сверху вниз сквозь прозрачные льдинки глаз. Она знает, что всё это значит.
– Что случилось? – Девочки переглядываются. Завсегдатаи кафе немного понаблюдав, возвращаются к своим делам, не обращая внимание на троицу подруг.
– Что-то произошло? – Сара испуганно спрашивает следом за Кэр и встаёт Юджи на встречу. Та обходит стол и садится напротив подруг. Чуть погодя она достает из кармана баночку черной краски и ставит на стол. Сара протягивает руку и хочет взять и рассмотреть непонятный предмет, но Юджи хватает её за руку и усаживает на место.
– Иджи и Миото… – Девочки не понимают и им в этот момент кажется, что случилось что-то страшное. Рик и Сэм наблюдая со стороны, встают и подходят к ним, закрывая Сару и Кэрон со спины от посторонних глаз и ушей. Юджи поднимает на них глаза, разрешая остаться друзьям своего брата.
– Нам понадобится и ваша помощь тоже, иначе не получится. – Задерживая переживания и волнения внутри груди на какое-то время, справляясь с эмоциями, Кэр уточняет:
– Не получится что?
– Спасти их. – Ребята переглядываются между собой, ожидая продолжение странной и кажущейся с самого начала опасной истории.

Юджи открывает перед ними баночку черной краски и терпкий, крепкий и жгучий аромат еловой смолы с примесью золы и мокрой земли обволакивает их стол, погружая в облако-занавес, за которым их не увидеть, не услышать и не достигнуть. Она макает в краску палец и рисует на своём запястье треугольник с точкой внутри.

– Помните ли вы музей масок? Я плохо сохранила его истории у себя в голове и мне никогда никто их больше не рассказывал. Знаете ли вы, что люди, находящиеся на грани между жизнью и смертью связаны между собой через зеркала? – Юджи смотрит на своих слушателей. – Они попадают в город, где собираются потерянные души, чтобы решить, какой путь выбрать для себя… – Её сердце начинает бешено колотиться.
– Продолжай. – Рик и Кэр внимательно слушают, затаив дыхание. Сара наблюдает.
– В одной из сказок-легенд главные герои, девочка и мальчик, запутались в своих прошлых воспоминаниях и перестали замечать разницу между сном и реальностью. И однажды во сне, к ним пришли их отражения и забрали по другую сторону зеркала. Они спали долгим сном, а годы шли и тела их были неподвижны. А когда за окнами сменились два сезона красных кленов, они проснулись, всё забыв. Они не помнили, что во сне пытались победить удерживающую их в заперти сознания силу, выбраться и найти выход назад. Там, на тёмной стороне луны, они проиграли. Они вернулись в мир, думая, что это была болезнь и долгий сон. Им мерещились видения и снились странные сны, но они даже не пытались найти друг друга. Воспоминания стёрлись и сгинули во времени, но город не пропал и продолжает жить в своем времени и пространстве. Помните ли вы золотую маску?
– Я помню, но при чем здесь Миото и Иджи? – Юджи смотрит Саре в глаза.
– Ты знаешь эту историю?
– Юджи, что именно ты ищешь? –  Она внимательно смотрит на неё.
– Я ищу выход и вход в Зазеркалье.
– Ты веришь в это?
– Я знаю это. – Она кладет свою руку на стол и показывает им, как в треугольнике загорается ярким светом маленькая точка, устремляя в зеркальный потолок свой белый луч. – Как в той сказке, они сейчас просто где-то далеко и вместе ищут дорогу домой. Я чувствую это кровью.
– Вместе? Мне всегда казалось, что она напоминаем твоего брата. – Кэр опустила взгляд на краску.
– Наверно так и есть. Он не сдастся просто так.

Они протягивают руки и Юджи рисует им такие же треугольники с точкой внутри. Крепко сцепившись друг за друга в центре стола, запястьями вверх, они смотрят в зеркальный потолок и белые линии их точек устремляются вверх, словно паутинки, проникая внутрь, за грань, за горизонт событий, надеясь достичь и указать своим друзьям путь назад. В долгом молчании, когда никому нечего сказать и сложно поверить в происходящее, видимое только им одним, Сара смотрит Юджи в глаза и прерывает тишину.

– Я знаю где находится ещё один вход. – Все поворачиваются на неё с удивлением расширенных зрачков. – Зеркало не одно и их даже не два. Их всегда было три. Наши родители были знакомы – мои и родители Миото. Знаете ли вы чем они занимались и чем занимается сейчас её дяда?
– Недвижимость? – Предполагают Рик и Сэм, Кэр пожимает плечами. – Говорят, что её семья богата, хоть она это и скрывает. – Сара смотрит на них и вздохнув отвечает.
– Их род несколько веков занимался храмами, проповедуя и распространяя религию наших предков. Это они построили Некрополь. И то самое медное зеркало до сих пор хранится у них.
– Зеркало? Подожди, то самое, о котором я сейчас подумал? – Рик смотрит на Сару.
– Это же императорские реликвии, разве нет? Разве это не миф? Говорят же, что их либо уже не существует и они давно заменены на копии, либо их никогда не было и в помине. Почему же тебе это известно? – Не понимая, просит пояснить Кэр, но времени на это у друзей нет.
– “Копии, как сами отражения…” – Мне кажется я где-то это слышала. – Сара смотрит на Юджи и кивает. – Одно зеркало у Миото, другое у нас с Иджи. – Кэр протягивает ладонь к Саре, сжимает её руку крепко, но с осторожностью и говорит за неё.
– Значит нам надо найти третье зеркало и открыть для них выход?
– Да, но мы не знаем, какое из них настоящее.
– Но почему Миото и Иджи? – Юджи молчит, не отвечая своим друзьям.
– Самое важное здесь только то, что именно она – наследница, построенного её предками храма.