5.4 Потерянные люди

Брызги от соприкосновения с поверхностью воды. Прыжок с моста. Когда это было?


Миото карабкается по камнями на берегу. Теперь она чувствуют всё, словно это действительно было на яву. Как чуть не захлебнулась и чуть не утонула. Как кто-то протянул руку, вытащил её из-под воды, но исчез, оставив её одну на мокром и холодном песке. Как она спаслась? Миото делает шаг назад, смотря Иджи в глаза, отстраняется, отпускает руку и бежит: в никуда, в белёсый туман её потерянных отражений в воде, в памяти и в жизни.


– Куда ты?
– Я помню тебя и отражение. Тогда под Луной, как ты звал меня. – Тело слабеет и она не может бежать дальше. Дыхание сбивает протяжный крик в пустоту. Она кричит и рыдает от осознания своего самого страшного поступка. Падает на колени, а по щекам текут слёзы. Иджи догоняет, пытаясь её успокоить. – Это была я! Понимаешь?
– Надо выбраться отсюда. Я с тобой. Ты теперь не одна.
– Ты не понимаешь. Надо бежать. – Он протягивает ей руку, обнимает, проводит рукой по спине, и надеется остановить текущие по щекам, словно дождь, слёзы.
– Объясни. – Она смотрит на горизонт, в отсутствующую в темноте дорогу обратно. Ни одного огня на туманном горизонте.
– Я была здесь раньше, перед тем, как ты помог мне проснуться. – Миото кричит на него. – Но как ты мог забыть самое главное! Тогда, когда ты меня спас, я подумала, что вернулась из сна, из зеркала. Всё это – моя вина, что ты остался здесь. Я вернулась за тобой! – Иджи не двигается с места.
– Миото. Я знаю. – Тихим голосом он отвечает ей. По её щекам всё ещё скатываются слёзы.
– Мы должны сбежать! У нас есть шанс. Ведь есть?
– Ты возвращалась лишь потому, что я оставался здесь, и потому, что я здесь из-за тебя. Когда ты проснулась? Помнишь ли день?
– Я не знаю.
– Подумай.
– Значит ли, что зеркала в одном городе? В тот день был карнавал.
– Карнавал… – Он испуганно посмотрел на Миото и в эту секунду она вдруг вспомнила Сару.
– Маски и карнавал… – Её глаза расширились от страха и непонимания. – Что ты знаешь про зеркало и про карнавал масок?

– Почти ничего. Точнее не знал ничего, пока не попал сюда. Помню своего деда и то, что он когда-то рассказывал мне. Это вдруг стало иметь какой-то смысл именно здесь. Мне казалось, что это сказка. 
– Что он говорил?
– “Зеркала таят магию и смерти, и знания одновременно. Отражение являют нам иной мир – мир, очень похожий на наш, но в то же время другой. Это пространство сказочное, таинственное, оно таит угрозу.“ В нашем городке давно проводится карнавал. Маски олицетворяют ушедших и в память о них зажигаются свечи, проводятся процессии в масках, сделанных своими руками в кругу семьи. Вечером и в ночь перед полнолунием, взрослые члены семей отправляются на могилы предков и проводят обряды памяти. Сейчас уже этой традиции никто не придерживается. Остался лишь карнавал, да и то, как развлечение для детей. В городе раньше был музей масок, о котором все давно позабыли. Я не знаю, что стало с ним сейчас. Но мой дед, он был с ним связан. Наши зеркала, возможно, имеют какую-то историю за этим.
– Если бы мы не оказались здесь, я бы никогда не поверила в эту чепуху.
– То, что показывает зеркало – это то, что человек хочет увидеть. Оно живёт само по себе. Связывает два мира. Темную и светлую стороны нашего бытия. Если зеркала два, то одно у тебя, другое у меня и мы здесь лишь отражения, а наши тела всё также там.
– Хочешь сказать, что мы умерли?
– Лица, голоса и имена стираются и я забываю всех, кто был там, словно этот мир хочет поглотить меня и не отпускает обратно. Так происходит со всеми, кто попадает сюда и не возвращается. Но я не знаю…
– Хочешь ли ты вернуться?
– Конечно. Но для нас нет поезда. Мы потерялись в пустоте и застряли здесь.
– Теперь я понимаю, что они хотели мне сказать. Она говорила, что я останусь здесь навсегда.
– Кто?
– В тот раз, когда ты меня спас, я шла за ней. Это она меня привела сюда и это она удерживает меня здесь.
– Я видел тебя в зеркале ещё до того, как попал сюда и до того дня, когда спасая тебя, не смог выбраться. Я видел твою комнату. Это казалось странным. Ты замёрзшая вошла в комнату в теплой одежде и села напротив зеркала. Я же, увидев тебя в зеркале, красную от мороза, не мог отвести взгляд. Ты долго смотрела на себя пустым взглядом. Потом тебя кто-то позвал, но ты не сдвинулась с места, и вновь посмотрев на себя, сказала отражению: «ненавижу тебя». Это было так мимолетно. Я смотрел в своё зеркало и словно видел сон. А когда очнулся, нарисовал твой портрет, думая о тебе.
– Зачем? – Он встал и протянул руку, чтобы поднять её с холодных каменных плит.
– Мне показалось, что ты похожа на меня.
– Это была не я. – Он удивленно посмотрел на неё. – Моё последнее четвёртое отражение, которое я должна найти – у тебя должно быть такое же. Это они удерживают нас здесь. – С неба опускается туман и обволакивает их белой дымкой.
– Нам надо торопиться!

Миото вытирает слезы, протягивает ему свою руку и поднимается. Успокоившись, она внимательно смотрит ему в глаза.
– Думаешь ли ты тоже самое, что и я?


Красные и злые глаза, стремительные и беспощадные сейчас в своём взгляде, нацеленные не проиграть в этой битве, смотрят насквозь. Иджи чувствует зарождающуюся энергию и силу в каждом её движении. Она вновь обретает себя. И ему следует идти за ней: по пятам, внимательно, веря и не сомневаясь.
– Смотритель. Он знает, где мы можем их найти.