5.2 Разговор

– Как долго ты здесь? – Он задумывается, перебирая в ладонях подобранные c песка ракушки. – Что мы будет делать дальше? Будем искать выход вместе, но как и где?
– Сначала расскажи мне свою историю. – Она смотрит в сторону, думая обо всём, что с ней произошло за последнее время, которому нет исчисления.
– Честно говоря, мне бы сначала хотелось поесть. Куда нам теперь идти?
– Это не главный вопрос. – Он удивлённо смотрит на неё и продолжает слушать.

Она не секунду отвлекается и вспоминает офис на последнем этаже зеркального здания огромной корпорации.


Миото стоит у одного из шкафов cо множеством полок до потолка, полностью заполненных разноцветными обложками книг. Там же она рассматривает несколько рамок с фотографиями.
– Ты слишком маленькая, чтобы что-то решать.
– Поэтому я и предлагаю вам сделку. – Мужчина поправляет круглые очки и садится в кресло. Наливает себе теплой воды из непримечательного термоса, так не вписывающегося в интерьер, а после подносит ладонь к пару, словно проверяя температуру. Звучный стук стакана о деревянную подставку на стеклянном прозрачном столе стеклянного кабинета с видом на три стороны раздаётся и ещё пару минут отзывается эхом в ушах. Миото подходит ближе к дяде.
– Сора станет моим опекуном и мы переедем в другой город. – Мужчина поставил бокал и засмеялся.
– Она всего лишь твоя гувернантка. – Миото смотрит ему в глаза с укором, но невидимые от бликов за очками зрачки скрывают его истинные эмоции.
– Вы видимо забыли, кто всё это время был со мной и кто растил меня? – Подходит ближе и наклоняется над столом вперёд. – Я отдам вам наш дом, а когда мне исполнится восемнадцать и подпишу бумаги, то и фирму тоже, с небольшими отчислениями мне и Соре.
– Это и так всё твоё, какие ещё отчисления?
– Я прошу вас отпустить меня с ней в обычную жизнь.
– Ты маленькая и испуганная девочка. Почему ты думаешь, что я этого хочу? И почему ты думаешь, что это нужно тебе?
– Я ничего не думаю и ничего не знаю. Я просто чувствую, что сейчас нужно сделать именно так.
– Значит ты не знаешь, что будет потом?
– Никто не знает.
– Мне не нужна фирма брата, а управлять ей – так я и так ей всегда управлял. Поэтому, моя милая племянница, когда тебе будет восемнадцать, а мне будет пора на пенсию, управление перейдет к тебе, я научу тебя всему, что знаю сам и ты вернёшься к делу отца, на место, которому принадлежишь. Ты продолжишь дело своей семьи, не я.
– Но я не хочу! – Смотрит на него зло.
– Ты просто пока не понимаешь и тебе страшно. Это тяжело, принять такой груз на плечи, особенно после смерти родителей. Я понимаю, хоть и прошло уже пять лет. – Он вздохнул и снял очки, потерев переносицу.

Какое-то время они молча смотрели в окна, где яркое полуденное солнце отражалось на стенах ближайших зданий.
– Я подготовлю всё для переезда. Мы сделаем так, как ты хочешь, а когда наступит время, ты вернёшься и расскажешь мне то, о чём думала и о чём переживала, то, о чем пока не можешь говорить, то, что вряд ли можешь описать словами. Лишь тогда я приму то, что ты решишь в итоге.

– А если нет?
– Ты обязательно вернёшься…
Он встаёт, берёт её за плечи, гладит по голове, как дочь, и ещё долго они смотрят друг на друга в освещенном со всех сторон кабинете.


Воспоминание растворяется в свете вставшего огненного диска на горизонте сливающегося с морем солнечного небосвода, смотрящего на нее.

– Давай вернёмся в город. Ты же был там? – Она вспомнила вокзал и оставшихся ждать в зале ожидания попутчиков. – Ты был на вокзале в зале ожидания? – Он посмотрел ей в глаза.
– Они не смогут проснуться.
– Разве мы не можем сделать так, чтобы они тоже попытались найти выход, а не ждали, что кто-то их спасет? Мне казалось, что я близка к решению, но теперь я не уверена, что смогу им помочь. – Иджи кладёт ей руку на спину.
– Те люди на вокзале, ты думаешь, что они ждали тебя? – Миото задумалась. – Смотритель знает больше, чем то, о чём говорит. Ты не помнишь мой совет? – Она усмехается и спрашивает в ответ: Ты мой враг? –  Иджи же в ответ серьезно смотрит ей в глаза.
– Разве тебе не было страшно вести диалог со своим отражением? Зеркальный двойник олицетворяет твоё я, но, одновременно, может оказаться другим, чужим и опасным. Я лишь предостерегаю, и возможно, что все они тоже знают что-то, чего не знаю ни я, ни ты. Может быть специально скрывают, а может быть сами не догадываются.
– Пазл не сходится. – Она кивнула. – Если город – это пункт отправления для каждого из нас, то между нами всеми должно быть что-то общее?
– Зеркало.
– Что ты знаешь о нём?
– Мы все здесь за одним и тем же.
– Ты кого-то тоже потерял?
– Нет.
– Что тогда? Ты вёл себя ужасно?
– Думаю, ужаснее не бывает. – Они улыбнулись друг другу.
– Расскажи, что за зеркало было у тебя? – Иджи встал, отряхнул брюки и подал руку Миото, чтобы помочь встать.
– Потом, а сейчас надо успеть до заката. Сколько у тебя их осталось?
– Одно.
Он посмотрел вдаль и протянул руку. Они вышли с пляжа вперёд на узкую тропинку по краю берега, и держась за руки отправились в долгий, пока что неведомый им путь.


Ты – моя иллюзия или моё последнее отражение?
Должна ли я тебя бояться?