4.7 Набережная

Поезд движется вперед мимо близко выстроенных зданий с блестящими, как морская гладь, мелкими плитками на стенах. Маленькие домики с узкими крышами семенят друг за другом. Вывешенное белье под навесами сушится на холодном воздухе. Миото смотрит в окно на удаляющуюся платформу. А ведь ещё недавно она упала от раскаленного солнца в обморок где-то в другом измерении. Какой сейчас месяц, сезон, год? Она думает об удаляющемся в сторону здании вокзала и смотрителе, об этом воспоминании – будет ли оно с ней, когда она вернётся в свой мир? Но сможет ли она вернуться? Вдруг, как и родители, останется здесь, в этом городе, навсегда, не помня ни кого и ничего о прошлом? Пейзажи заснеженных деревьев мелькают и уносятся мимо вдаль. Большой город остаётся вместе со спальными районами позади. Поезд въезжает в тоннель и от усталости и стука колес о рельсы, закрывая глаза, она погружается в легкий сон.


Ей снится тусклый свет, тёмный коридор и запах промасленного дерева. Двери открываются и впускают Миото вперед. Она следует за человеком, он спешит. Она говорит что-то, но он её не слышит. Пытается кричать, просит остановиться, но он не останавливается и продолжает идти только вперед. Коридоры превращаются в холодные тоннели, и лишь где-то вдали – маленький лучик света. Силуэт на этом режущем глаза фоне колеблется и вот-вот ускользнёт за грань. Она ступает медленно, боясь его спугнуть. Глазам больно от яркого огненного света звезды. Она протягивает руку и дотрагивается до плеча человека со спины.

  Не уходи! – Говорит она ему и он поворачивается. Его лицо ей знакомо – тот самый мальчик, что встретил её у фонтана.

В этот момент стены тоннеля начинают рушиться, как стекло, как кусочки зеркала с волшебным блеском. Они начинают падать вниз, в пустоту, черноту, среди этих осколков потерянных воспоминаний и отражений, мелькающих в зеркальных кусках разбитого настоящего. К ней протягивается рука, мальчик пытается поймать её ладонь, что-то говорит, но она не слышит. Миото смотрит прямо ему в глаза, не может ухватиться за его руку и они отдаляются друг от друга. Словно двумя разными течениями, их уносит в противоположные стороны посреди развернувшейся бури…


Она просыпается от испуга. Электричка тормозит с явным скрипом колёс. Миото встаёт и смотрит в окно. Поезд не двигается. Она переходит в другой вагон, следующий, последний, никого. В окне она видит мост и реку. Вся платформа в тумане. Выходит из вагона. Снег закончился и воздух промозгло влажен и свеж. Впереди ограждение, она подходит к нему и смотрит вниз на воду. Далеко, высоко и глубоко. На горизонте взошедшее солнце пробивает облака и туман серебряными переливами.

  Что ж, нашла ответы на свои вопросы? – Миото оборачивается. Перед ней стоит её Третье отражение в маске.
  Здесь ты уйдёшь?
  Где же радость на лице? Значит ли, что что-то изменилось?
  Возможно. – Третья достаёт шарики из кармана. Миото смотрит на них. Те самые – чёрный и белый, что были в мешочке на столе отца. Как она могла забыть? Два бильярдных шара из слоновой кости. Потом она вспоминает, как они были брошены в комнате на полу…
  Это они?
  Да, ты их не потеряла. Помнишь старый комод? Их положили в самый дальний ящик. За вторым сверху, как потайной.
  Потому ли я сейчас помню то, что забыла, так как вы вытаскиваете из моего подсознания частички какого-то пазла? – Третья отходит к перилам и тоже смотрит на воду, где нет её отражения внизу. Миото видит в воде лишь саму себя.
  Значит так и есть. Всего лишь мои отражения.
  Ты почти нашла, что искала. Может быть я и твоё отражение, но здесь я сама по себе. Я – не ты. Моя маска – моя защита от тебя. Я всего лишь одна из четырёх твоих сторон – прошлое, которое ты освобождаешь. Ты встретилась с ними? Отпусти их и я стану свободна.
– Да, но правда ли, что это они?
– А что, тебе они кажутся чужими? – Она ехидно улыбается. – Смотри, я уже исчезаю, значит не всё так плохо.
– Миото протягивает руку, пытаясь ухватиться за Третью, но она проходит насквозь. – Та смотрит на свою грудь с рукой внутри и смеётся.
  Найди оставшиеся части пазла. Четвёртая ждёт тебя вместе с ним. – Правой рукой Третья снимает маску, но исчезает прежде, чем Миото видит лицо.



Снова дверь, снова тень скрывается за ней.
А следом в неё входит Миото в чёрном траурном костюме.
Грустное лицо и два шарика в руке.
Стук– стук.
И их больше нет.