3.3 Решение. Воспоминания. Вперёд

Идти в пустоте, в ограниченном пространстве белого тумана, Миото уже не кажется чем-то странным. Она пытается разгадать загадку, не замечая белых занавесов по сторонам. Она начинает верить во что-то и стремиться к концу, разрешению этого окружающего её непонятного постановочного или действительно настоящего представления. Дорога становится яснее, туман слабее, а после и вовсе медленно исчезает. Очертания города впереди, как будто ранее ей знакомого, возникают на горизонте и манят к себе своими огнями.


И правда, что это за чувство такое? Что мне необходимо вспомнить?
  Глупость какая! С чего бы мне верить ей? Игра, ради игры? Идти туда, не зная куда? И это всё я могла придумала сама? Мне нужно стать писателем, раз мне снятся такие долгие сны. Вспомню ли я его в деталях. Нет, конечно.

Спустившись с холма перед ней возникает детская площадка, где перед закатом играют дети, а родители отстраненно и сами по себе отдыхают в стороне, будто их вовсе нет. А её ли это родители? Миото начинает сомневаться. Снова эти миражи. Она останавливается и смотрит на спину маленькой девочки, сидящей одиноко на качелях в стороне. Девочка встает и уходит. Миото следует за ней. Они проходят по пустынной, почти безлюдной улице. Слева длинный бетонный забор, дорога с ямами, засыпанными камнями и росточки торчащей травы. По дороге иногда проезжают машины. Тихо и спокойно. Город готовится ко сну или уже спит? Девочка останавливается, смотрит по сторонам, слышит лай собак, громкий и страшный, за какой-то высокой стеной. Миото останавливается, понимая, в конце концов, чего стоит ждать и кто перед ней.

Девочка внезапно ныряет в дыру снизу под стеной, исчезая за забором. Лай заканчивается сразу, как начинается крик ребёнка. И быстро из дыры показывается маленькая Миото с котёнком на руках и покусанной ногой. Из глаз текут слёзы, из ноги кровь. Она прижимает маленький черный комочек к своей груди.Три человека из соседних переулков слышат крик и спешат на помощь. Из окон магазинчиков напротив выглядывают люди. Улица недавно почти мертвая, вдруг оживает. Испуганные взрослые бегут навстречу и осматривают девочку, пытаются что-то спросить, набирают чей-то номер. Разговаривают, вызывают скорую.
  В какую больницу? – Рядом женщина и мужчина. – Скорая едет, потерпи немного.– Но у девочки, смотря на происходящий хаос, нет боли и страха в глазах, лишь желание, чтобы её услышали.
– Спасите котёнка, пожалуйста! – Пытается она кричать своим осипшим голосом.

Люди смотрят на неё и на животное в руках. Она сжимает котёнка в руках, на него стекают её горькие слезы, так что весь бок покрыт мокрыми пятнышками. Она садится на землю, уставшая, ноги трясутся, рана больно засыхает коркой.Через время приезжает несколько машин, скорая и девочку забирает на руках взрослый мужчина с рыжей бородой.

Миото наблюдает за собой и дядей издалека. Провожает машины без эмоций, поворачивается и хочет уйти, вернутся в обратном направлении, но за спиной обнаруживает Вторую, наблюдающую за всеми своими отражениями-копиями со стороны. Под маской она улыбается и смеётся.

– Куда теперь?
  Отойди. – Миото пытается пройти вперёд.
  Как грубо. Ничего не дрогнуло?
  Я ухожу дальше.
– Интересно. Не уйти же.
 Почему же? – Вторая просто пожимает плечами и разводит руки в стороны.
 Почему именно эти моменты всплывают в этом пространстве и времени?
– А что с ними не так? –  Миото не отвечает ей, хмурясь сильнее. – Чтобы ты вернулась назад, возможно? Или чтобы смогла вернуться? –  Вторая не продолжает разговор, поворачивает голову в сторону, молчит и снова уходит в туман, медленно исчезая. А за туманом Миото видит больничную палату. Она отмахивает от себя дымку, вокруг круговоротом опять мелькают воспоминания. В дверь одной из палат заходит мужчина с котёнком в больших ладонях. Маленький комочек чёрной шерсти спит. Ребёнок берёт его в руки и обнимает осторожно, с теплотой и счастьем в глазах.

Мираж исчезает и сразу после Миото наблюдает осенние пейзажи и прогулку в большом саду. Из деревьев по бокам вырастают огромные стены дома, потом гостиная, лестница и маленькая Миото где-то там внизу лестницы зала с мраморным полом. Рядом дядя.
  Мама! – Женщина спускается сверху. Она направляется к ним.
  Что произошло?
  Смотри! – Она показывает из-за пазухи маленького котёнка.
  Что с твоей ногой?– Дядя объясняет ей, что произошло.
  Ничего такого! – С укором она смотрит на него. – Смотри на моего нового друга.
  Друг, а моё разрешение ты спросила! – Миото озадачена и расстроена маминым голосом.
  Это моё, я за ним сама буду следить.
  Зачем он тебе, он будет тебя кусать и царапать, посмотри, разве тебе не больно? – Женщина недовольна, а Миото зла.
  Не смей его выгонять! Он мой! – И она быстро убегает вверх вместе с котёнком.
  Миото вернись!
  Нет! – Громко хлопает дверь дальней комнаты. Откуда-то сзади приближается помощница. Миото узнает в ней бабушку.
  Не волнуйтесь, –  отвечает та, –  я буду следить за ним.
  Это мальчик? – Дядя кивает.
  У нас будет вонять, как в зверинце. Ужас! – И с недовольным видом мать уходит наверх.


Воспоминание снова быстро растворяется и сменяется другим. Миото в своей комнате обнимает котёнка, лежащего у неё на коленях. В углу комнаты, за креслом, закрывшись подушками, она прячется от всех и прячет своё сокровище. Бабушка смотрит сквозь приоткрытую дверь, заходит и тихонько закрывает за собой, не мешая спрашивает.
  Уснул?
  Он всё слышал, хитрый Барон!
  Барон?
  Да, красивый и важный, это его имя.
  Интересное имя. – Бабушка улыбается. Миото смотрит на неё грустно.
  Вы ведь не отдадите его? Обещаете?
  Не отдам. – Она протягивает руку и гладит его по голове. Маленький Барон трясет ухом. – Ты спасла его. Теперь ты за него в ответе.
  Они его очень напугали своим лаем. Он сидел на какой-то железке, запрыгнул и не знал, куда деваться. Когда я его доставала, собака меня укусила. Но может быть она не хотела меня кусать?
  Не думай об этом теперь. Судьба такова, что всегда сводит тех, кто нужен друг другу. Значит ты была ему очень нужна. И девочка обняла свою пожилую гувернантку.


Растворившись в облаке пыли это воспоминание исчезло, оставив лишь след туманного шлейфа за собой. Миото посмотрела на землю, пыль сменилась всё той же поляной, усыпанной цветами, словно она никуда и не уходила. Над головой было всё тоже небо.

– Красиво здесь. – Вторая за спиной Миото. – Скоро я тоже уйду. Мы такие разные. Не думала, что уже так скоро, а на твоём лице опять ни морщинки. Может быть мышцы твоего лица не способны двигаться. Это паралич? – Она смотрит на Вторую и внезапно из глаз начинают течь слёзы. Она дотрагивается до лица, ловит капли ладонями, а они не останавливаются.
– Это ты сделала? Останови эти слёзы! – Вторая улыбается.
– Первая была права. Всё это скоро закончится.
 Ты уходишь?
 Сразу после.
 Ты мне не нравишься, даже если ты – это я. – Вторая начинает хохотать громко и истерично.
– С этого и стоило начинать. Полная взаимность. – И она поворачивается в танце, за ней открывается дверь в иное пространство, куда она уходит не прощаясь. В проёме яркого света, Миото видит силуэт, как Вторая снимает маску и исчезает яркой звездой, а следом за ней проскальзывают в пустоту маленькая тень котёнка и девочки. Дверь захлопнулась.


Миото направляется к двери, пытается ухватиться за ручку, но только она дотрагивается до неё, как та растворяется пылью в руке. И снова всё по кругу.

Звуки перекатывающихся шариков доносятся откуда-то сзади.