1.12 Опять лавка

Шум дороги, тяжёлый, влажный, разогретый воздух. Всё тот же магазин. Миото тихонько входит внутрь. Опять никого. Осматривает полки, с кажущимися ей безделушками, сдувает пыль, чтобы увидеть нарисованный глаз старой фарфоровой куклы. Позади слышит шаги. Дедушка Отто. Надпись на входной двери, которую в первый раз она не заметила. Медленно, скрипя половицами, держа в руках отвёртку и коробочку, он удивленно спрашивает, узнавая недавнюю посетительницу.
– Здравствуйте, кхым! – Старик смотрит из-под очков, подходит к столу.
– А, здравствуйте, это вы, юная мисс, становитесь нашим постоянным клиентом? – Хрипло подавляет смешок.
– Да. – Она вздыхает и подходит ближе к прилавку.
– Краска подошла?
– Нет, к сожалению. – Она поднимает руку, словно в школе, желая ответить на вопрос, но быстро опомнившись, опускает и прячет за спиной. – Я не хочу её вернуть. – Быстро оправдывается девочка, боясь обидеть старика или заставить переживать. – Меня послала бабушка спросить, а бывает ли ещё темнее? – Задумавшись, он расстроенно качает головой из стороны в сторону.
– Нет, к сожалению. Краска для дерева должна быть, как дерево, если темнее, то это лишь скроет его структуру, красоту, жизнь в кругах прожитых лет. Зачем же краска, можно просто замазать чёрной смолой. Ужасно звучит, не правда ли? – Он удивлённо смотрит на неё, ожидая ответа.
– Нет, чёрной не нужно, просто… – Дедушка оборачивается и начинает что-то делать позади в архивном комоде, а Миото стоит, понимая, что в целом, на этом и закончен их разговор. Вздохнув, разворачивается лицом к двери и делает шаг к выходу, но медлит.
– Дедушка, а вы не боитесь, что ваш товар украдут? Когда я пришла, вас долго не было. Я просто хотела предупредить, простите. – Дедушка улыбается, потирает глаз под очками.
– Сюда редко, кто заходит, говорят, что товар проклят. – И снова раздаётся смешок. – Но среди ценителей он на высоте, так что в узких кругах мы очень даже известны. Не нужно лишних слов. – Миото испугалась.
– Э, дедушка, не верьте им. – Она кивает. – До свиданья. – Почти ушла, но вновь останавливается.
– А что это за мебель, про которую ты спрашивала? – Она оборачивается.
– Тёмное-тёмное, словно ночная мгла. Это рама старинного дерева. Она выцвела со стороны торца. Бабушка хочет покрасить. Не знаю, если честно, зачем. – Она в очередной раз кивает головой и закрывает дверь.
Дедушка серьёзно, с грустью на лице, смотрит на стол с чайными минзурками. Что у него на уме? Удаляется вглубь за прилавок, за шторку. Мятые складки и запылившиеся концы ткани ещё некотрое время покачиваются из стороны в сторону.