Один вечер

За окном падает снег, медленными пушистыми хлопьями и сразу же тает, касаясь чёрного асфальта. Зеркальная гладь дороги отражает свет начавших свой рабочий день фонарей. Постепенно один за другим зажигаются окна неприметных зданий. Бетонные серые стены намокают и становятся одна грязнее другой. На окраине города вечереет раньше. Большие пространства и далёкие пустоши накрывает покрывалом тёмного неба и пеленой туманной дымки. Мелкий снег превращается в дождь и звонко стучит по крышам и козырькам. Звуки улиц. Проезжающие машины рассекают проезжую часть, как корабли кормой безбрежные воды. Девушка, закутанная шарфом, от несущегося в лицо ветра, и в резиновых сапогах, защищающих от сырости и грязи, заворачивает за угол дома и длинной тротуарной тропой, мимо хозяев, выгуливающих своих смешно утеплённых питомцев, спешит вдоль магистральной дороги домой. А её тёплые носки, на пару размеров больше, найденные на полочке и приглянувшееся ей приятным серым цветом, греют и защищают от простуды.
Впереди переходы, тоннель, пункт ДПС и высокие электрические столбы, соединяющиеся между собой сетью дребезжащих проводов. На каждом участке пути у неё есть друзья. Здесь она пожелала хорошего вечера рожице, высеченной на стволе дерева, там дотронулась до веточки акации, прошла аллею шиповника и разрисованных граффити заборов, которые красят изо дня в день, думая, что это остановит мелких неопытных хулиганов. А потом почтенно кивает старому знакомому – дубу, одиноко возвышающемуся на поляне за железной дорогой и достающему своими кривыми ветками до звёзд. Иногда и ей кажется, что они так близко, что стоит только протянуть руку. Вот и год прошёл. Дорога туда-обратно знакома ей каждым своим изгибом, каждым дюймом, что порой, стоит лишь закрыть глаза, и представить, что когда всё вдруг исчезнет во мраке ночи, она всё равно отыщет дорогу домой. Пара поворотов, ещё один переход, и она пробирается по грязным тропинкам, усыпанным камнями, щебнем и лужицами, к огромному высокому зданию. Её сдувает ветер, но она крепче прижимая к шапке капюшон шаг за шагом приближается к цели, и, наконец, видит тусклый свет в одной маленькой квартирке из тысяч таких одинаково занавешенных окон, где её ждут.

Она спешит, прокручивая в голове планы на вечер. Усталые глаза требуют отдых, но она, смахивая с ресниц мокрые капли моросящего дождя, просит их не засыпать. Следующие пару-тройку часов она надеется провести в тишине и спокойствии, заняться домашними делами, а если останется время, которого никогда не хватает, и силы, иссякающие под конец дня, погрузиться в свой волшебный мир, нарисованный её воображением. И если получится, попробовать перенести его на бумагу или записать в стихах и прозе. А потом: поболтать о том, о сем, но скорее послушать.
Ступеньки считают: один, два…и прощаются с ней до следующего дня. Позади длинный коридор и ключик открывает дверь. Её встречают улыбкой и крепко обнимают. Наполняясь крупицами счастья, она начинает свой такой же, как и все предыдущие, обыкновенный вечер, где-то на окраине, где луна озаряет небосвод, словно полуденное осеннее солнце, периодически скрываясь за бегущими на юг тучами.

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *